Бесплатный вебинар
«Методы клинической медицины для лечения цистита»
25 ноября в 16-00 (МСК)
Записаться Нет, спасибо

Формирование транса. Более сложные методы наведения

Рычажное наведение и разрыв шаблонов. Я прибавлю теперь к вашей технике наведения некоторые новые возможности, которые расширят ваш репертуар.

Эл, вы дадите на минуту вашу руку? (Лектор поднимает руку Эл, придерживая ее запястье и слегка покачивая ее, в конце он отпускает руку и она остается в поднятом состоянии. Делая все это, он говорит.)

Теперь я хотел бы, если вы не возражаете, чтобы вы дали просто своей руке опуститься, но лишь после того, как вы найдете… удобное место… и время… в своем прошлом… куда вы могли выйти… и немного отдохнуть… так что ваша рука опуститься только тогда, когда ваши глаза… закроются… искренними… бессознательными движениями… и когда ваша рука… медленно опуститься… к вашему бедру… после медленного движения… вниз… вы вернетесь… с чувством расслабления… какого не было… раньше…

Вы все делаете очень хорошо… Не торопитесь… (Рука Эл касается бедра, она открывает глаза и улыбается.)

Благодарю вас. (Джон Гриндер подходит к Дэвиду и смотрит на карточку с его именем). Дэвид? Меня зовут — (Гипнотизер протягивает руку Дэвиду для пожатия. Когда рука Дэвида приближается, Джон протягивает свою левую руку, слегка придерживает запястье Дэвида, поднимает его к своему лицу, и показывает правым указательным пальцем на правую ладонь Дэвида).

Посмотрите на вашу руку. Рассмотрите внимательно, как меняет цвет и как пробегают тени по вашей руке. Изучайте с интересом линии и складки, когда ваша рука начнет медленно опускаться вниз. И я сделаю вам те же указания, какие я делал Эл, а именно… когда ваша рука… начнет опускаться… искренними бессознательными движениями… ваши веки нальются тяжестью… и глаза закроются… Вы ясно увидите, как раз перед тем, как ваша рука… совсем опустится вниз… что-то очень интересное… чего вы не видели… уже много лет… Не торопитесь… вы получаете от этого удовольствие… Как только ваша рука опустится… на мою… как раз в этот момент вы испытываете чувство завершения и восхищения… вспомнив то, что вы забыли… это воспоминание… И как вы знаете… поскольку вы были здесь раньше… (Рука Дэвида касается правой руки Джона, и Джон завершает рукопожатие.

Тон голоса Джона, смещенный во время наведения, возвращается к нормальному, и он продолжает) — я, Джон Гриндер, получил большое удовольствие от знакомства с вами. Не знаю, как вы получили информацию об этом семинаре, но я очень доволен, что вы приехали к нам.

Это так называемое рычажное наведение. По мнению публики, измененные состояния психики сопровождаются рядом явлений, одним из которых считается каталепсия. Каталепсия руки обычно считается признаком чего-то необычного. Люди не сидят просто так с рукой, висящей в воздухе.

Если вы умеете вызвать такое переживание, это внушает к вам доверие, как к гипнотизеру, и вы можете использовать это переживание как рычаг для достижения других измененных состояний.

Я сказал Эл: «Вы дадите мне на минуту свою руку?» Как бы вы поняли такой вопрос? Он понял это как осмысленное высказывание, и разрешил мне поднять его руку. Я слегка покачал ее и когда ее отпустил, его рука была в каталепсии. Таким образом, рычаг был готов. Я поставил Эла с помощью коммуникации в необычное положение: его рука каталептически висела в пространстве.

Чтобы утилизировать это в контексте гипнотического наведения, я присоединил затем этот вид реакции, который я хотел вызвать — движение в направлении гипнотического транса — как путь его выхода из позиции рычага. Я прошу его руке дать опускаться искренними бессознательными движениями, и не скорее, чем его глаза закроются, и он вспомнит некоторое переживание. Я внушаю ему также, что как только его рука опустится на бедро, он вернется в нормальное состояние, восхищенный тем, что с ним произошло.

Кэти: Как вы узнаете, что рука уже находится в каталепсии?

Я это чувствую. Когда я держу руку, слегка ее покачивая, она становится все легче, и, наконец, сама собой останавливается. Китти, закройте на секунду глаза. Кэти, поднимете ее левую руку. Сожмите ее, чтобы ее чувствовать. Китти, теперь представьте себе, пожалуйста место, где вы провели когда-то особенно приятные каникулы. Когда вы это вспомните, качните головой.

Теперь рассмотрите подробно, пожалуйста все перед собой, все, что вы видите перед собой. Опишите подробно, вслух, все, что вы видите в том месте, где вы провели каникулы.

Китти: Я вижу лес, это лес секвойи.

Что особенного вы видите в нем? Много деревьев и глубокие тени.

Хорошо, Кэти, положите ваш палец на ее запястье Спрашивайте у нее все больше подробностей, и каждый раз, когда она начинает говорить, двигайте пальцем вверх и вниз, чтобы узнать, удержит ли она палец или нет. Когда он начнет удерживаться, это значит, что в ее руке возникла подсознательная реакция.

Поскольку она полностью занята тем, что рассматривает и описывает свои образы, она не осознает своей руки.

При этом вы научитесь различать, держит ли человек свою руку сознательно, или бессознательно.

Кстати, если он держит руку сознательно, действуйте дальше и пользуйтесь положением также, как если бы он держал ее бессознательно. Вариацией предыдущего является то, что мы называем «сновидением руки». Это вид рычажного наведения.

Это очень хорошая техника, которую вы должны знать, особенно если вы работаете с детьми. Детям нравится сновидение руки.

Когда я работаю с ребенком, прежде всего я вызываю у него интерес: «Ты знаешь, как видят сны рукой?» Это может показаться ему немного странным, и тогда я начинаю смеяться над ним: «Значит ты об этом не знаешь? А я знаю. Я рассказал бы тебе, но ведь, ты еще кому-нибудь расскажешь». Это уже больше, чем дети могут вынести.

И тогда ребенок говорит: «Я никому не скажу. Я обещаю. Пожалуйста, расскажите мне.»

На это я отвечаю: «Но ведь тебе пожалуй, не так уж хочется это знать». Милтон Эриксон называл это «построением потенциала реакции».

Дальше уже все легко. Вы спрашиваете: «Какую программу по телевизору или какое кино ты больше всего любишь?» В наше время это непременно будет «бионический человек» или «Война звезд».

Потом вы говорите: «А помнишь ты самую первую сцену, когда выходит Стив Остин и играет музыку?» Когда ребенок вспоминает фильм, посмотрите на его глаза, чтобы узнать, каким путем он этому приходит. Если он поднимет глаза вправо, поднимите его правую руку, если влево — левую поднимите. Рука легко перейдет в каталепсию, потому что она управляется тем же мозговым полушарием, которым он обрабатывает информацию, отвечая на ваш вопрос.

Если человек поднимает глаза влево, он извлекает образы из своей памяти, хранящиеся в правом полушарии мозга. И когда вы поднимаете его левую руку, управляемую тем же правым полушарием, он не заметит, что вы делаете с его рукой,- если только вы делаете это осторожно, не прерывая поток его образов. Его левая рука автоматически перейдет в каталепсию, потому что образы полностью занимают его сознание. Как правило, у него не будет представления о том, как вы поднимаете его руку, потому что образы отвлекут все его (сознание) внимание.

Вы можете также спрашивать его о музыке, особенно, если вам известно, что этот человек имеет ярко выраженную слуховую ориентацию. «Когда вы слышали в последний раз интересный ансамбль?» И пока он будет искать ответ, поднимите его руку с той стороны, куда он при этом смотрит. Когда вы уже добились каталепсии руки, остается сказать: «Очень хорошо. Теперь закрой глаза и посмотри весь фильм подробно, вместе со звуком, а твою любимую часть ты мне расскажешь в конце, это важнее всего. И твоя рука будет опускаться лишь по мере того, как ты увидишь весь фильм».

Это действовало на всех детей, каких я встречал, кроме одной девочки, которая была дочерью гипнотизера и годами подвергалась программированию не поддаваться гипнозу. Она работала примерно с 25 знаменитыми гипнотизерами, и умудрилась нанести им всем поражение. Не пытаясь играть с ней в эту игру, я просто поздравил ее. Я сказал ей, что она не поддается гипнозу, и никак не может войти в транс. Конечно, она попыталась опровергнуть это утверждение, и тут же начала переходить в транс.

После того, как вы подняли руку, и она осталась в каталепсии, вы можете проделать то же самое, что и при любом другом рычажном наведении.

Вы можете сказать: «Я не хочу, чтобы вы опустили свою руку до того, как ваше подсознание не просмотрит заново весь этот фильм, чтобы вы могли и сейчас получить от него удовольствие… видеть и слушать все сцены, одну за другой… во всех подробностях… и так приятно видеть забытые части, которые вы вспоминаете сейчас…» Женщина: Какой рукой надо пользоваться, если у партнера просто расфокусируется зрение, и он смотрит прямо вперед? Простейший ответ на это — поднять обе руки. Их всего две, та, что упадет не годится.

Женщина: А может ли быть, что человек смотрит в одну сторону, а каталепсия происходит с другой рукой?

Да, можно делать почти все. Но мое объяснение дает вам правило — способ решить, какой рукой пользоваться более эффективно. Теперь вернемся обратно и обсудим прерванное рукопожатие, которым я обменялся с Дэвидом. Это пример класса наведений, называемых «разрывом шаблона». Выделив любой жесткий шаблон поведения — индивидуальный или связанный с культурой — вы должны начать выполнение этого шаблона, а затем прервать его. Тогда у вас будет та же рычажная ситуация, что и при каталепсии руки. Классический пример — это прерванное рукопожатие.

Рукопожатие — это автоматическая, цельная составляющая поведения в человеческом сознании. Когда мы пожимаем друг другу руки, на вопрос: «Что мы сделали?» каждый ответит: «Вы пожали друг другу руки».

Словесное кодирование подсказывает, что это цельная составляющая поведения, и это верно. (Лектор несколько раз протягивает руку Сью, каждый раз убирая руку обратно). Хотя Сью и знает теперь, что это игра,- каждый раз, когда я протягиваю ей руку, зрительный сигнал побуждает ее подать мне руку, потому что это входит в цельную составляющую поведения, запрограммированную в ней. Если бы она должна была сознательно думать, что означает моя протянутая рука, а затем сознательно отреагировать, это получилось бы крайне медленно и неуклюже.

У каждого из нас, тысячи таких автоматических программ. Вам надо лишь заметить, какие из них являются подлинно автоматическими для каждого человека, а затем прервать одну из них. Когда я протягиваю мою руку для рукопожатия, Сью протягивает мне свою. Затем я прерываю программу, схватив ее запястье своей левой рукой и немного приподняв ее руку. Она оказывается на некоторое время без программы, потому что за этим нет никакого следующего шага. Когда вы прерываете цельную составляющую поведения, у человека нет следующего шага. Ему никогда не случалось переходить с середины рукопожатия к чему-то другому. Перед вами момент рычага. Вы должны только сформулировать надлежащее указание, которому, как правило, последует ваш партнер. В этом случае указание будет следующего рода: «Позвольте вашей руке медленно опуститься, но не быстрее, чем вы впадете в глубокий транс…»

Сью: Не можете ли вы указать различие между рычажным наведением и разрывом шаблона?

Различие состоит скорее в организации ваших восприятий, чем в действительном переживании. Рычаг состоит в ситуации, ставящей человека в необычное положение, когда у него уже происходят некоторые явления транса, например, каталепсия. После этого вы используете словесное соединение, чтобы связать это имеющееся поведение с чем-нибудь другим, что вы хотите вызвать. Разрыв ставит человека в положение, когда он вовлечен в некоторую цельную составляющую наведения, например, в процесс рукопожатия. Вы прерываете такую цельную составляющую его поведения, и это сбивает его с толку, по крайней мере на некоторое время.

Насколько я себе представляю, никто из присутствующих никогда не переходил от середины рукопожатия к какому-нибудь другому образцу поведения, поскольку у рукопожатия нет середины Рукопожатия имели для нас середину, когда нам было три-четыре года, и когда мы проходили сложную перцептуально-моторную программу обучения рукопожатию со взрослым. Когда-то это поведение имело части, точно также как хождение имело части в соответствующий период вашей жизни. Но теперь эти части стали столь хорошо закодированными и отработанными элементами бессознательного поведения, что у таких видов поведения нет уже никакой «середины». И если вы задержите человека посреди чего-то, не имеющего середины, то он останавливается. В этот момент вы можете сформулировать указания, как перейти из этого невозможного положения к желательным для вас реакциям.

Различие между рычагом и разрывом шаблона — есть перцептуальное различие, касающееся гипнотизера. В случае рычага г создаете своими манерами некоторое необычное поведение, а затем связываете с этим поведением желательную для вас реакцию, как выход из положения рычага. Разрыв шаблона означает, что вы находите в поведении клиента полную, цельную, повторяющуюся составляющую, а затем прерываете ее посередине. Поскольку она имеет в сознании статус цельной составляющей, у клиента нет программы перехода из ее середины к чему-то другому.

И тогда я предоставляю такую программу. Когда я подошел к Элу и спросил: «Дадите вы мне вашу руку?», я не ждал сознательного ответа, я просто протянул мою руку и поднял его руку. Он мог бы опустить ее, сказав «Нет». Это возможно. Но в случае разрыва такая реакция невозможна, и это одно из различий между разрывами и рычагами. В случае рычага я создаю ситуацию, в которой человек попадает врасплох, оказавшись в необычном положении, вроде каталепсии. В случае разрыва у него нет никакого выбора, потому что это цельная составляющая поведения: вдруг он оказывается посередине процесса, и он не оканчивается.

Кевин: Как мне кажется, у всех присутствующих создалось предубеждение, что в случае такого разрыва каждому придется рано или поздно перейти в транс. Но во внешнем мире дело обстоит иначе. Другими словами, если я встречу кого-нибудь на улице и прерву рукопожатие, все это пойдет несколько труднее.

Согласен, что здесь имеются различные предубеждения, по сравнению с тем, что происходит во внешнем мире. Но, как я предвижу, там это было бы гораздо легче. Пробуждая ваше сознание таким образом, как я это делал здесь, я весьма затрудняю свою задачу в качестве гипнотизера. Если вы уже предупреждены, что здесь будет происходить нечто вроде гипноза, это дает вам возможность выбора, будете вы в этом участвовать или нет. Могу вам гарантировать, что если вы выйдете в холл этого отеля и протянете кому-нибудь руку, как полагается, а затем прервете рукопожатие то этот человек застынет на месте.

Вы можете экспериментировать также с другими шаблонами. Когда в следующий раз кто-то встретит вас приветствиями: «Как поживаете?», попробуйте ответить: «Страшно, просто ужасно. Боюсь, что скоро я умру!», и посмотрите, что произойдет с вашим партнером. В нашей культуре обычная ритуализированная реакция на такое приветствие — «Отлично». Как правило, у людей нет способа реагировать на любой другой ответ, и они ощущают его как разрыв. В особенности это верно, в деловой или профессиональной обстановке.

Для большинства курильщиков — вынуть и зажечь сигарету — вполне бессознательная и цельная компонента поведения. Если вы прервете эту последовательность действий, отобрав у курильщика сигарету, вы увидите реакцию того же рода. Это гораздо легче получается с людьми, не предупрежденными, что вы занимаетесь разными типами гипноза, нежели в осведомленных группах вроде этой. Если кое-кто в этом сомневается, займитесь здесь всерьез вашими упражнениями, а затем попробуйте, легче или труднее применить те же приемы к вашим клиентам и посторонним.

Мужчина: Что ж предположим, что вы проводите эксперимент с посторонним.

Хорошо. Оставим в стороне вопрос, прилично ли ставить эксперименты на ничего не подозревающей публике, между тем, как полагается работать с людьми, пришедшими просить у вас помощи. Я сказал бы постороннему человеку: «И вы позволите своей руке опускаться, пока она не коснется моей, и в этот момент вы сожмете мою руку, завершив рукопожатие, как будто не случилось ничего особенного». Его рука начнет опускаться пока не приблизится к моей, и в этот момент я схвачу ее и скажу: «Очень приятно». Человек будет в состоянии амнезии относительно того переживания, и я не встречу никакой отрицательной реакции до конца рукопожатия.

Женщина: Почему же у него будет амнезия?

Опять-таки потому, что это цельная компонента поведения. Что может случиться во время рукопожатия? Если вы сделаете соответствующее указание, а затем завершите рукопожатие, как будто ничего не случилось, то в сознании партнера, вероятно, ничего не останется, кроме того, что он с кем-то познакомился. Мужчина: Я видел Гручо Маркса (американский клоун, один из цирковой группы «Братья Маркс»,- прим. перев.), когда он повторял свои старые программы, он часто делал такие вещи. Он протягивал руку для пожатия, а когда другой человек подавал свою, он отнимал свою. Как только тот отводил руку назад, он протягивал свою руку снова.

Женщина: Я думаю, что как только вы пожмете руку, человек почти в тот же момент выйдет из этого состояния и удивится, что же такое произошло.

Так оно и будет, если вы всего лишь прервете рукопожатие, не сделав ничего другого. Это ведь как раз подходящий момент для словесного внушения. Вы можете сформулировать, чего вы хотите от партнера затем. Если дать человеку достаточно времени, он найдет выход из немыслимого положения вроде прерванного рукопожатия. Думаю, на это способен каждый.

Я это проверил, и промежуток времени в некоторых случаях длился около 10 секунд, после чего человек приходил в себя со словами: «Это было странно», а в других случаях это затягивалось на пять или десять минут, и человек оставался неподвижным, пока не находил выхода из такого немыслимого положения.

Давид: Было ли для вас важно, чтобы я не помнил ничего из того, что случилось со мной в этом состоянии?

Нет. Для меня это не было важно.

Дэвид: Дело в том, что я это помню, но в то же время я чувствовал, что никоим образом не отвлекаюсь от происходящего.

Рон: Можно ли считать разрывом, если я рассчитываю услышать что-нибудь, но ничего не слышу, например, когда Милтон Эриксон бормочет, или чей-нибудь голос снижается до того, что уже ничего не слышно?

Ответ состоит в том, что это обратная связь. Для некоторых это разрыв, а для других — нет. Все испытывают разрыв при прерванном рукопожатии, но у некоторых людей есть много способов приходить в себя от неожиданных слуховых восприятий. То, что вы описывали не подействует как разрыв на людей с изощренным слухом. Но это подействует на не очень изощренных людей, которые слушают вас в этот момент. Например, вы заметили, как этот ведущий??? (ведущий телевизион. передачи,- прим. перев.)

Ну вот, вы засмеялись в различное время, и это прекрасно свидетельствует о том, сколько времени понадобилось каждому из вас, чтобы прийти в себя от немыслимой слуховой ситуации. Это был отрывок предложения, а не предложение И если бы вы почувствовали это ожидание конца… Вот вам пример разрыва.

Мужчина: Это тот самый пример, прием, который применил Милтон Эриксон, когда он в самом деле пожал руку женщине, после чего она впала в транс?

Нет. Это был случай кинестетической неопределенности. Это другой вид разрыва. Я протягиваю руку и в самом деле обмениваюсь с другим человеком рукопожатием, так что через некоторое время вы должны разжать руки. Но я не отпускаю руку, или, как это делал Милтон Эриксон, отпускаю ее, но неопределенно, чтобы человек не знал в точности, когда, в какой момент будет последнее прикосновение, в таком случае он испытывает ощущение задержки, если не получает дальнейшей программы.

Если вы читали, как Эриксон об этом рассказывал, он высвобождал свою руку, меняя характер прикосновений так, что эта женщина не была уверена, когда он в действительности прервал рукопожатие. Перед тем, как совсем отпустить ее руку, Эриксон сделал еще одно: он слегка подтолкнул вверх ее запястье, что привело к каталепсии. Это тоже закономерность, как если вы берете кого-нибудь за руку и покачиваете ее до тех пор пока мускулы партнера не берут на себя ваши действия, поддерживая руку в поднятом положении.

Норма: Как применяется для разрыва шаблонов несоответствие?

Это превосходный способ разрыва. Любопытно, что как раз Норма об этом сказала. Из других разговоров с Нормой я знаю, что у нее поистине утонченная стратегия проверки соответствий. Это очень важная стратегия, и каждый профессиональный коммуникатор должен ее освоить. И все же она не защищена от некоторых манипуляций. Если вы последовательно излагаете некоторый материал, и вдруг… (Лектор продолжает жестикулировать и делать движения ртом, как будто выговаривая слова, но не произносит ни звука).

Если вы продолжаете излагать его, как будто ничего не случилось, но при этом просто выключится один канал, в данном случае слуховой, то, как видите, она просто падает вперед со стула. Стратегия проверки соответствий, которой она пользуется слушая и наблюдая чью-нибудь коммуникацию, требует, чтобы движения губ сопровождались каким-нибудь звуком, что и дает ей возможность проверять соответствие. Если нет звука, то это разрывает ее программу. Если вы знакомы с тем видом информации, который мы называем «стратегиями», то вам доступен подлинно каждый метод разрыва шаблонов. Когда вы разрываете ключевую стратегию какого-нибудь человека, вы получаете глубокий разрыв. Такие разрывы держатся прочно.

Мужчина: Можно также выдавать людям числа, которые они привыкли получать, определенными кусками, разбивая их на непривычные последовательности. Номер страхового свидетельства, например, делится обычно на куски из трех, двух или четырех чисел.

Да, или можно использовать номер телефона. Семь, восемь, два, четыре… три, шесть, семь. Какой стратегией пользуется человек, можно узнать по его реакциям. Если он применяет для запоминания номера слуховые приемы, всякое другое разбивание вызовет у него полный разрыв. Если же он делает это чисто визуально, это произведет далеко не столь сильное действие.

Разрыв шаблонов можно применять в любом игровом виде спорта. Вы замечаете, что на каждый ваш определенный ход возникает определенная реакция. Затем вы можете прервать этот шаблон и получить от этого преимущество. Моя жена Джуди хорошо умеет фехтовать на саблях. Она составляет некоторый шаблон движений и повторяет этот шаблон полдюжины раз, замечая привычную реакцию противника. Когда она уже знает, какую реакцию получит на свой прием, она соображает, какая реакция на эту реакцию позволит ей нанести удар. Или же она начинает движения, а потом прерывает его. Ее противник уже успевает втянуться в некоторую реакцию на это движение, и Джули может этим воспользоваться.

То же делают боксеры. Они составляют шаблон, а затем разрывают его. Если вы видели как Бьер Борг играет в теннис, вы знаете, что он не теряет зря свою энергию. Он организует свое сознание в очень узком диапазоне. Его не беспокоит, когда зрители бурно одобряют его или освистывают: он ничего этого не слышит. Его реакция всегда одна и та же, независимо от того, промахнулся он или сделал хороший удар. Он просто поворачивается и снова занимает позицию — он вращает ручку своей ракетки, отходя назад для следующей подачи. Он не теряет зря энергии и полностью сосредоточен на том, что существенно. Эта концентрация защищает его от психологических маневров противника…

Если вы сумеете прервать измененное состояние вашего партнера — то самое, которое ему нужно для хорошей игры — то он будет играть плохо, а вы сможете его разбить. Закон разрыва шаблонов имеет много применений. Эту реакцию называют «все неожиданное». И пока человек «задержан» тем, что вы сделали что-то совершенно неуместное или неожиданное, вы имеете подходящее время, чтобы внушить ему дальнейшую желательную для вас реакцию.

Вы должны упражняться в этой технике, пока не добьетесь достаточной силы личности и последовательности выполнения.

Вы должны внушать всем вашим поведением — словесным и несловесным — что нечто как будто должно произойти,- и это произойдет.

Когда вы сможете провести этот маневр с полной согласованностью всего вашего самовыражения, вы должны научиться чувствовать реакцию. Вам нужна обратная связь. Ни одно из применяемых нами сообщений не будет работать всегда. Их надо всегда уточнять в соответствии с получаемой обратной связью.

Рейтинг темы
Рейтинг статьи
Просмотров: 4258
Подписка на новости портала

Интересное по теме

Комментарии