Бесплатный вебинар
«Методы клинической медицины для лечения цистита»
25 ноября в 16-00 (МСК)
Записаться Нет, спасибо

Опыт сновидения сеноев. Искусство сновидений. Часть первая.

Интересно то, что нет почти никакой разницы между взрослыми и детьми в их попытках справиться с угрожающей ситуацией. Дети стараются делать то же самое, что и взрослые, и добиваются приблизительно того же результата, когда пытаются преодолеть опасность. Успех в любом возрасте, конечно, чрезвычайно редок.

В большинстве культур сновидения статичны, у сеноев же они становятся все более позитивными с каждым годом.

Давайте предположим, что наши сновидения представляют наши сокровенные мысли о нас самих и об окружающих. Предположим также, что действие сна представляет образ взаимодействия с самим собой и с окружающими. Если эти предположения справедливы, тогда изменение в сновидении может привести к изменению в мышлении человека о себе самом и о мире.

Это представление — центральное в контроле сновидений. Если вы измените ваше поведение во сне, если это изменение перенесется в ваше отношение к обычной жизни, тогда ваше поведение в обычной жизни также изменится. Изменения в обыденной жизни приведут к дальнейшим изменениям в жизни-сновидении и так далее, по позитивному возрастающему кругу.

Перенесение поведения из сна в жизнь

Я часто наблюдала феномен перенесения эффекта из поведения во сне в поведение в обычной жизни. Это похоже на эффект терапии, к которому обращаются в реальной жизни. Для примера: если импотента лечит аналитик, старающийся годами избавить его от страха перед женщиной и от чувства обиды, то вряд ли пациент сумеет избавиться от своего недостатка. А если тот же самый больной обратится к бихевиористу, то через несколько недель он определенно обнаружит, что его изменившееся состояние само собой изменит его отношение к своей проблеме.

Точно также, если мы просто «понимаем» наше отношение к окружающему миру, которое выражено в наших снах, мы, возможно, будем, а может быть и нет, в состоянии изменить наше отношение к обыденным явлениям. А если изменим наше состояние и поведение во сне, наше состояние и поведение в реальной жизни также изменится. Есть убедительные и многочисленные доказательства того, что это на самом деле происходит, но я представлю их коротко. Преднамеренно изменяя элементы своей жизни-сна, вы сможете научиться противостоять многим своим проблемам в самом их начале — в вашем собственном сознании гораздо эффективней, чем несколько лет спустя в кабинете психотерапевта. Каждый образ сновидения представляет какую-то сторону человека. Даже если образ сновидения символизирует кого-то другого, это ваше представление этого человека (не сам по себе человек), то есть это — вы сами. Если какой-то образ сновидения атакует другой образ, вы — тот, кто видит сон, — буквально атакуете самого себя, или часть самого себя. Эти конфликтные элементы внутри вашего сознания могут быть реорганизованы и приведены к позитивному состоянию в течение полутора часов или немного более продолжительного времени, которое вы отдаете сну ночью, если вы обратитесь к представлениям сеноев о контроле над сновидениями. Тот, кто использует свои сновидения должным образом, может самоинтегрироваться. По терминологии Стюарта, он может «пытаться установить мир на планете, добившись мира изнутри, то есть в самом себе».

Когда «мирная унификация» сновидений достигнута, совсем естественно предположить, что вооруженный этим навыком человек сможет взаимодействовать с обществом в той же миролюбивой, согласованной и созидательной манере.

Существенная перемена в сновидениях, переход от страха к созиданию, происходит постепенно. Даже в среде сеноев для достижения конечного высокого уровня контроля над сновидениями требуется какое-то время. Дети отнюдь не сразу начинают видеть сновидения, совпадающие с детально разработанными образцами взрослых. День за днем сны рассказываются, обсуждаются, критикуются или одобряются. Ночь за ночью ребенок пытается изменить свои сны в согласии с системой верований своего общества. год за годом этот процесс продолжается. Постепенно, по кусочкам и частям, отнюдь не сразу, ребенок начинает делать в своих снах то, на что его настраивали, покуда к своему взрослению не обретает могущественный контроль над своими сновидениями.

Контроль образов

Сенои достигают способности контролировать сначала отдельные конкретные обязательные образы прежде, чем им удается добиться того же самого в отношении других образов. Согласно Стюарту <16>, сенои в первую очередь достигают способности контролировать в своих сновидениях образы вещей и животных, затем — образы ассоциаций и сравнений, и только в самом конце — образы авторитетных фигур и богов. Поначалу эти образы умирают в сновидениях или же сливаются с видящем их человеком. Они помогают ему завоевывать другие образы, которые позже он будет способен создавать сам. В конце концов, важные образы из социальной или природной среды (например, отец, мать, братья, сестры, солнце, ветер, молния) проходят и затем, умирая или сливаясь, дают человеку нечто полезное для его обыденной жизни.

Таким образом, контроль продолжается из года в год, пока в конце концов сеной не добивается того, чтобы всегда пребывать в определенное место и находить там драгоценный дар в хорошем сновидении, или же, как в плохом сновидении, противостоять и сопротивляться врагам, от которых в результате также добиться этого дара.

Несмотря на недостаток поддержки традиций контроля над сновидениями в нашем обществе, представления сеноев могут успешно привносится в жизнь-сновидение европейцев. Эффект почти всегда столь же успешен, как и у сеноев, как я могу судить из многочисленных примеров из опыта моих студентов, семьи, друзей и, конечно же, меня самой.

Я наблюдала в себе самой и в участниках моего семинара большие изменения в жизни-сновидении, являющиеся результатом обращения к представлениям сеноев. Я подозреваю, что европейцу потребуется гораздо больший период времени для того, чтобы достичь уровня сеноев, которые располагают полной социальной поддержкой. Европеец не поощряется своей культурой к изменению своих сновидений. Фактически, современное «психологическое мышление» осуждает (в большинстве случаев) «вмешательство» в чьи-то собственные личные сны. Постигающий контроль сновидений должен, прежде чем прийти к каким-то новым образам, забыть предшествующие.

Тем не менее, некоторые представления сеноев усваиваются довольно быстро. Стиль мышления сеноев, кажется, постичь намного легче, по крайней мере, в его начальных аспектах, чем какой-нибудь иной. Возможно, что это происходит по причине общего, а не специфического характера инструкций сеноев по контролю над сновидениями.

Если вы заинтересованы в экспериментировании с высокими уровнями контроля над сновидениями, вам следует заняться как раз сенойской системой. Сравнительно легко задать себе программу при помощи общей инструкции — «Если на меня нападают (весьма распространенное проявление сновидения), я не побегу прочь, я буду противостоять». Нападение может происходить по-разному, методы конфронтации также могут быть (и являются) различными, как это будет видно в дальнейшем. Вы должны лишь держать в сознании основное правило — противостояние и сопротивление опасности в сновидении, — которое выполнить значительно легче, чем заставить себя предпринять конкретное специфическое действие во сне.

Эффект первой ночи

Многие представления сеноев тотчас начали возникать в моих снах после первого ознакомления с ними. Я очень часто наблюдала в себе «эффект первой ночи». Я читала об идее, относящейся к сновидениям и прямо вводила ее в свое сновидение той же ночью. Из этого отнюдь не обязательно следовало, что этот элемент остается в постоянной части репертуара моих снов. Тем не менее, представления сеноев оказывается весьма легко внедрять в свою практику.

Несмотря на то, что представления сеноев достаточно легко внедряются (иногда даже вопреки преднамеренным попыткам), оказывается, что в то же время может возникнуть реакция опасения контроля сновидений. Люди, которые недолго сопротивляются контролю сновидения на теоретическом уровне (), могут оказать сопротивление в отношении контроля над содержанием снов.

Что касается меня, то эти реакции возникали в моих сновидениях в течение нескольких месяцев, несмотря на существенные успехи в стиле сновидений (сенойском). К примеру, в продолжение трех месяцев после того, как впервые обратилась к представлениям сеноев, я решила во сне отказаться от попыток контроля сновидений.

Сон: «Я нахожусь в доме и слышу шум снаружи. Я выхожу через заднюю дверь и вижу парня на мотоцикле, который, подъехав и бросив толстую субботнюю газету, удалился. Странно то, что я могу узнать, что будет завтра. Затем я уже в доме, сижу в кресле-качалке. Я говорю сама себе, что больше не могу контролировать свои сны, так как боюсь, что потеряю контроль полностью. Будет лучше, если я на время оставлю это. Если я сделаю это, то, возможно, контроль повысится сам по себе».(«Завтрашняя газета», 22.01.73).

Поскольку я впервые читала и точно поняла представления сеноев о сновидениях за четыре месяца до этого сна (27-го сентября 1972), очевидно, это сопротивление продолжалось какое-то время.

Завтрашняя газета

Сон «завтрашняя газета» преследовал меня несколько ночей спустя после того, как мне приснился сон, направленный на поощрение самоанализа, на освобождение от страха,- я так решила потому, что он был очень красив: «Я вижу дельфина, изображенного в карикатурной манере, стоящего на хвосте с очень широко раскрытым ртом. Он высунул свой язык так, что девочка может заглянуть ему в рот. Она видит, что все цветы, которые он проглотил, проросли. Меня это заинтересовывает («Дельфин с цветами», 25.01.73).

Несколько недель спустя я, казалось бы, сопротивляюсь требованиям контроля сновидений сеноев, которые произвели на меня сильное впечатление. «Я собираюсь в оперу с мужем. Обычно, кто угодно, в черном или белом мог присутствовать там, так как не было каких-либо ограничений на одежду. Люди в театре постоянно подходят ко мне и говорят: «Мадам, теперь не принято ходить в свободном. Никаких блуз без рукавов.». По-видимому, это период предупреждений. Я все еще могу делать это, но не продолжаю. Поставлены жесткие условия, которые ставят меня в тупик.» («Жесткие правила», 03.03.73,).

В то же время возникали более приемлемые темы. Я хотела бы прокомментировать на примере собственных снов, сколь полезна была система сеноев:

Вот часть истории. «Я летаю по воздуху на огромной скорости с несколькими своими друзьями. Мы осторожно приземляемся в каком-то болотистом месте. Я думая при себя: «Это помог сенойский метод. Обычно я бываю более напугана». Я оглядываюсь вокруг и вижу множество интересных вещей: переплетенный тростник и строения, напоминающие Иерусалим. Я вижу указатель «Маленький Израиль» («Маленький Израиль,).

Итак, я прогрессировала, достигая некоторого контроля, останавливая попытки, возобновляя их, сопротивляясь, увеличивая контроль, и так далее. В целом движение было с повышением контроля над сновидениями, но достаточно осторожное. Студент моего семинара оказал гораздо большее сопротивление (внутреннее). Частью своего сна он решил сделать прохождение в колледж через определенный вход. Тот, кто его охранял, пропустил остальных студентов, но стал настаивать, чтобы этот студент обошел здание и использовал другой вход. Когда его стали заставлять идти через другой вход, студент ударил сторожа кулаком. Сторож в ответ приподнял его и несколько раз ударил об землю. По словам студента: «Когда я сопротивлялся, то был выбит из себя». По системе сеноев, ему следовало бы продолжить попытки, призвав на помощь своих друзей.

Мне кажется, что представления сеноев о сновидениях не могут быть восприняты человеком, как бы восприимчив он не был, пока он не достиг той стадии развития, на которой он к ним полностью готов. Попытки контроля над сновидениями не могут принести вам никакого вреда. Если вы не готовы использовать эти представления, вы отвергнете их в своих снах. Люди имеют что-то вроде встроенного механизма безопасности, который блокирует начальные шаги по контролю над сновидениями.

Перемены в сновидениях

Отвлекаясь от сопротивления, о котором говорилось выше, поговорим о первой перемене в сновидениях, являющейся результатом обращения к системе сеноев, перемене в области агрессивного противодействия. Мой муж и я с большим интересом обсуждали представления сеноев о сновидении, к тому же я посетила сеноев и интервьюировала исследователей. Муж редко помнит свои сны — в среднем один или два сна в месяц, если я не бужу его сразу после периода быстрого движения глаз. Так что для него, в целом, было непривычно рассказывать свои сны, хотя он уже воспринял представления сеноев о противостоянии и сопротивлении опасности. Через три дня после того, как я упомянула о важности пересказа снов, и непосредственно в ночь после длительной обеденной беседы на аналогичную тему, ему приснилось следующее:

«Я был в тоннеле наподобие лондонского метро. Я подошел к эскалатору. Первые три или четыре ступени не двигались. Я представил, что мне придется подниматься пешком. После того, как я преодолел несколько первых ступенек, я обнаружил, что эскалатор работает. Я посмотрел наверх и увидел механизм желтого цвета над эскалатором. Я понял, что если продолжу движение, то буду изуродован машиной. Я испугался и начал просыпаться. Затем я сказал себе: «Нет, я должен продолжать движение. Я должен лицом к лицу встретиться с опасностью. Петти говорит, что я не должен просыпаться». Мое сердце все сильнее колотилось, ладони вспотели, я приближался все ближе и ближе. Я сказал: «Это плохо для сердца», но продолжал движение. Ничего не случилось, через некоторое время я миновал машину и все было в порядке. Затем я спустился вниз.» («Желтый механизм», 30.09.72).

Хотя это было не прямое нападение, желтый механизм представлял в этом сновидении прямую опасность. В классификации Холла это называется агрессивным действием, включающим в себя попытку нанести физический вред, что лишь немногим уступает по агрессивности образам смерти в сновидениях. Решив продолжать спать и противостоять механизму, мой муж добился успеха в сенойской системе. Ему следовало бы, конечно, посоветовать в следующих снах исследовать механизм, что-нибудь узнать о нем, найти в нем нечто ценное и принести это, чтобы поделиться со своей семьей и друзьями. Его наблюдение, касающееся сильного возрастания биения сердца (как реакции на страх), может служить противопоказанием такого рода экспериментов для больных сердцем.

Мой собственный опыт сновидений с агрессивным взаимодействием показывает похожее воплощение представлений сеноев. Прежде чем обратиться к ним, я часто (хотя не всегда) играла роль жертвы. Нападения в сновидениях, когда видящий сон выступает жертвой — типичны, как уже отмечалось выше.

После обращения к системе сеноев моя роль в сновидениях стала несколько изменяться. Я стала более способной справиться с ночными угрозами. Это был, буквально говоря, «рост». Случалось, я прямо атаковала. Обычно я использовала приемы, которые для меня было легче использовать — я умоляла, я обольщала, я взывала к жалости. Позже, правда, я более часто использовала другой персонаж, который атаковал за меня, или прямо атаковала сама.

Как пример — часть длинной истории сновидения. «Моя младшая дочь и я бежим, преследуемые бандой каких-то парней, которая намерена нас изнасиловать. Это для меня вполне представимая во сне ситуация, ибо она вызвана действительными переживаниями, которые я испытала в возрасте тринадцати лет, когда меня преследовали молодчики, которые орали: «Возьми ее!» и от которых мне удалось спастись бегством. Я вбежала на задний двор дома моей бабушки, где, к счастью, была вне пределов видимости и слышимости. Во сне же: …мы забегаем за угол и видим, что парни загородили выход и вшестером, вооруженные, готовы нас схватить. Я говорю: «О, нет!». мы поворачиваемся и бежим. Когда я уже отчаянно бегу, я неожиданно вспоминаю, что мне это делать не стоит. Я останавливаюсь и с огромным усилием, хотя я, кончено, должна делать именно это, говорю себе: «Наступай», и заставляю себя повернуться к банде лицом. Затем мы сражаемся с ними. Мы щиплемся, толкаемся и бьем руками. Неожиданно я что-то прыскаю им в глаза. В несколько минут мы добиваемся успеха. Затем сцена меняется. Я с мужчиной и женщиной, рассказываю им о нашем переживании. Женщина — похоже, англичанка, на ней привлекательное пальто и соответствующая шапочка с шишечками кремового, зеленого и коричневого цветов. Они поздравляют нас со спасением. Я просыпаюсь. («Избавление от насильников», 19.02.73)

Я не только противостою и сопротивляюсь атакам в сновидениях, но и обеспечиваю собственное подкрепление в виде поздравляющей пары. Мне следует, конечно, идти дальше в следующих сновидениях и требовать подарок от побежденных образов сновидения.

Я еще не полностью исключила из репертуара сновидений сны-нападения и преследования, в которых я — жертва, но я значительно переместила баланс: я часто противостою и сопротивляюсь врагам во сне.

Студенты моего семинара сновидений рассказывают о подобных естественных изменениях в содержании сновидений почти сразу после обращения к системе сеноев. В течение двух недель семинарских занятий, к примеру, мне рассказывали о широком диапазоне способов сопротивления. Некоторые студенты сопротивлялись более успешно, чем другие. К примеру, один студент запер агрессора в машине, а затем сам уехал. Другая же студентка, которой приснилось, что на нее нападает собака, хотя и была порядком напугана и удивлена этим нападением, все же стояла спокойно, веря, что какие-нибудь проходящие рядом девочки помогут ей. Другой студент делал легкие замечания своему потенциальному врагу, не подпуская его к себе и оставаясь спокойным, но твердым. Еще одна студентка рассказала о более прямом противостоянии насильнику, который обольщал девушек под видом торговца автомобилями:

«Мужчина едет с кем-то еще на автомобиле. Он останавливается, подходит к двери, говорит какие-то слова и входит. Он нападает на меня. Я кричу, зову на помощь друзей. Трое каких-то мужчин вбегают и колотят его, я вне его досягаемости. Они бьют его. Он спасаясь, прячется в соседнюю комнату. Я бросаюсь вслед за ним одна. Он сидит на стуле. Я бью его по голове картиной. Голова его болтается взад и вперед, затем его подбородок свисает на грудь. Его глаза почти закрыты и зрачки бегают из стороны в сторону. Он почти без сознания. Я чувствую себя неудобно за то, что учинила над ним. Я наклоняюсь и глажу его по голове, выражаю сожаление. Я сознаю, что должна продолжать бить его, даже если я этого не хочу (я испытывала такое чувство, что я как бы назначена выполнять эту работу или исполнять роль). Я знаю, что должна бить его, пока он не потеряет сознание или не умрет, и я продолжаю его бить.»

Эта студентка успешно противостояла тому, кто на нее нападал, но она не вытянула из него подарка. Она могла бы продолжить свой сон в помещении музея, где все образцы современной живописи и произведения искусства отсылались бы как подарки новому полицейскому участку. Она могла также сосредоточиться на руке нападавшего, держащей букет цветов, верхушки которых окружены аквариумами. Она могла наблюдать за загадочными и необычными тропическими рыбами, которые тоже можно рассматривать в качестве дара. Обратите внимание на ее сопротивление системе, выражающееся в появлении жалости к разбойнику. Так же обратите внимание на осознание ею необходимости «завершить работу», что, конечно же, является результатом правильного восприятия системы сеноев.

Хотя сравнительно легко выступать против нападения во сне, гораздо сложнее получить подарок от покоренного агрессора. Фактически, большинство относятся к подаркам в сновидениях слишком прямо и буквально. В первую ночь после обращения к системе сеноев, в моих снах были подарки в виде, например, посылки со свадебным набором. Студенты рассказывают о таких подарках как обвязанные лентой пакеты или полки шкафа, заставленные хрустальной посудой. Нужно совершить дополнительное усилие, чтобы придать таким «подаркам» форму творческого образа, требуемого сеноями.

Сексуальное взаимодействие

Сексуальное взаимодействие — как раз та категория, которая может быть легко и точно оценена по системе сеноев: испытал человек оргазм или нет? С сексуальным символизмом нет проблем — никаких деревьев в огне, горящих огней, свернувшихся кошечек, возводящихся высотных зданий, исследований пещер. Человек или испытывает оргазм или нет. Оргазм в сновидении обычен для мужчин. Кинси <17> сообщал, что 83% мужчин в возрасте сорока пяти лет, которых он исследовал, испытывали «ночные выделения» (что интерпретировалось как оргазм, предположительно сопровождавшийся сновидениями). Как замечено в главе 1, распространенные «мокрые сны» (по моим сведениям) не имели место в лабораториях, когда на протяжении всей ночи фиксировались показания различных датчиков, прикрепленных к телу. Это — само по себе предполагает наличие контроля сновидений. Когда исследователи сравнивают сновидения, полученные в условиях лаборатории и дома, они приходят к подтверждению различия в степени сексуальности (домашние сновидения гораздо сексуальнее). По-видимому, человеку не очень хочется, чтобы этот вид его активности кем-то наблюдался.

Оргазм женщин гораздо более редок по сравнению с мужчинами, почти так же как и в реальной жизни. Кинси сообщает, что лишь 37% женщин испытывают оргазм в сновидениях (в возрасте около 45-ти лет). У исследователей наблюдаются разногласия по поводу того, желательно ли женщинам переживать оргазм в сновидениях или нет. Одна группа исследователей даже относит частые состояния оргазма в сновидениях к каким-либо нарушениям. Я оставляю на усмотрение женщин определение того, почему оргазм во сне — явление нормальное для мужчин и патологическое для женщин. Другую, противоположную точку зрения, представляет американский психолог Абрахам Маслоу, которому принадлежит теория самореализации и который утверждает, что женские сексуальные сновидения характеризуют женщину, которая самоуверенна, уравновешена, независима и одарена в целом. Женщины с более низкой самооценкой (более замкнутые) обычно видят романтические, символические, беспокойные или сексуально извращенные сны в отличие от открытых сновидений с половым актом, свойственных женщинам с высокой самооценкой. Если это действительно так, то оргазм во сне мог бы быть весьма ценной привычкой, которая могла бы переносить позитивные элементы из сновидений в реальную жизнь.

Один современный исследователь обнаружил поразительную разницу сексуальности в снах творческих женских натур и нетворческих. В классе, в котором он вел «сочинение», инструктор отобрал группу девушек, обладающих большей и меньшей фантазией, основываясь на их выборе и обработке тем. Сны, которые рассказали эти девушки, были тщательно проанализированы. Наибольшим различием этих двух групп была форма сексуальности. Нетворческие натуры видели сны, в которых сексуальность лишь подразумевалась или представлялась символически, например, в виде друга, бросающего пеструю черно-красную змею в комнату девушки. Нетворческие натуры были сексуально пассивны и уязвимы сексуальной агрессивностью мужчин в своих сновидениях. Творческие же натуры, подобно маслоуским женщинам с высокой самооценкой, видели прямое сексуальное столкновение. Им часто снилось активное сексуальное взаимодействие в многообразии необщепринятых ситуаций. Исследователь не относит открытые сексуальные сновидения творческих натур к свидетельству большей действительной сексуальной свободы. Он считает, что причину следует искать глубже: нетворческие натуры имеют общепринятые интересы и цели, их стереотипное мышление это «глубокий сон». Давая волю открытой сексуальной экспрессии в сновидении мы, по-видимому, можем действительно освободить творческое мышление на всех уровнях сознания.

Теперь давайте припомним принцип сеноев «продвижение к удовольствию во сне» и их точку зрения, что никакое количество любовников во сне не может быть чрезмерно большим. Давайте проследим воздействие этого принципа на жизнь во сне.

До того, как я обратилась к системе сеноев, оргазм был редок в моих снах, обычно появляясь во время воздержания или во время периода особенно высокой сексуальной активности. После предпринятых попыток добиваться сексуального наслаждения в сновидениях, не только число достижений оргазма (несмотря на постоянную внешнюю сексуальную жизнь), но и страстность переживаемых в сновидении чувств на всех уровнях сексуальности возросла. Студенты рассказывают о подобном взлете сексуальности и оргазма в сновидениях после обращения к системе сеноев.

Я должна заметить (на основе своего опыта), что это изменение в виде возрастания прямой сексуальности в сновидениях воспринимается как приятная черта. В дополнение могу сказать, что при возрастании сексуальной экспрессии в снах женщин возрастает и их самооценка, которая может быть перенесена в обычную жизнь: так, например, агрессивно-активное поведение в сновидении может привести к состоянию доверия и уверенности в реальной жизни. Если это так, то возросшая сексуальность сновидения может иметь самостоятельную ценность в развитии чувства самоуверенности и иных черт независимости. Освобождая во сне наше сексуальное чувство, как я замечала выше, мы можем освободить творческое мышление на всех уровнях сознания.

Полеты во сне

Переживание полетов в сновидении почти так же субъективно волнующе, как и оргазм. Еще до обращения к системе сеноев я очень часто во сне летала. Это казалось интересным феноменом. Приобщившись к системе сеноев, я переживала полеты в ином измерении: я видела, ощущала себя в полете, испытывая при этом все чувства, какие только могу вообразить (ближайшее к этому ощущению в моей реальной жизни — парашютный прыжок в возрасте четырнадцати лет). В дополнение к тому, что это общепринятый метод добраться куда-нибудь быстро, убежать от преследования или осмотреть прекрасный вид, полет во сне является так же громадным наслаждением.

Сон: «Мы с моей маленькой дочкой находимся в большой комнате, которая практически вся белого цвета. Мы пришли сюда, чтобы посмотреть специальное телевизионное шоу. Сиденья подогреваются, я собираюсь занять место. Мне хотелось бы, чтобы оно было комфортным, так как передача будет длиться довольно долго. Я выбираю сиденье в виде бархатной зеленой кушетки, но эта кушетка расположена довольно неудачно и я подвигаю ее ближе и решаю занять ее, мечтая свернуться под пушистым зеленым одеялом и смотреть шоу. Оттенки видны, но в комнате слишком светло и ярко. Я мельком вижу красивую по виду лесную деревню. Я занимаю свое место, затем решаю, что мне следует включить одну лампу — напольную, чтобы она горела после того, как в комнате позже совсем стемнеет. Я взяла курс на лампу, но решила это расстояние пролететь. Я оторвала ноги от пола, как перед прыжком в бассейн, и взмыла в воздух. Это наиболее изумительное ощущение. Я поднимаюсь все выше и выше. Я немного напугана и очень взволнована. Все динамические реакции тела на полет ощущаются очень четко, будто это происходит на самом деле. Я парю выше и выше. Я протягиваю свои руки вверх и отталкиваюсь от потолка, слегка нажав на него кончиками пальцев. Я вижу отчетливо белый потолок и осветительную арматуру. Я отлетаю назад вниз. Я повторяю все снова — вверх и вниз, несколько раз. Ощущение колебания. Я изумлена, что могу на самом деле делать это. Я знаю, что предстаю в выгодном свете перед своей девочкой. Я хочу видеть ее, но не знаю, могу ли. Если бы я обрела немного больше самосознания, я бы остановилась, спустилась вниз и прервала бы просмотр телевизионного шоу. Я думаю: «Как я могу объяснить это поведение?» и отвечаю сама себе: «Возможно, все это самоиндуцированный транс и галлюцинация», но ощущение реального переживания остается. Я снижаюсь с целью вернуться к телевизору и начать смотреть программу. При снижении я вдруг замечаю огромную скатерть из золотой парчи с китайским пейзажем, накинутую на что-то слева. Она яркая и изысканная. Я соображаю, что моя дочь ушла в другую комнату. Я вовсе не нуждаюсь в том, чтобы полностью обрести контроль над собой. На экране телевизора начинается шоу и я вижу женщину справа и мужчину слева, обоих с длинными вьющимися волосами и в костюмах времен Людовика XV. Девушка прелестна и улыбается. На ее щеке возле правого угла рта нарисовано сердечко. Она подходит к мужчине и снимает с его лица пластмассовую с розовым оттенком маску. Я просыпаюсь с волнующим чувством полета в теле».(«Поздняя телевизионная программа», 23.03.73).

Сновидения-полеты участились и удлинились как только я обратилась к системе сеноев, эти изменения были субъективного свойства, что наиболее волнующе. Полеты в сновидениях стали приключением. Студенты рассказывают о подобных полетах в сновидениях и сопровождающих их переживаниях с большим энтузиазмом (о волнующих качествах полетов в сновидениях и о возможных их оценках вы можете прочитать в главе 6).

Возникновение в моих сновидениях дружественных или приходящих на помощь образов так же участилось по мере моего обращения к системе сеноев. До того я была довольно самонадеянна в сновидениях, и если я терпела неудачу, то этим все и ограничивалось. После обращения к системе сеноев я активно призывала персонажи сна на помощь, когда не могла справиться сама. Персонажи-помощники стали появляться чаще и чаще, иногда даже без особой нужды.

Если вы обратитесь к системе сеноев по контролю над сновидениями, вы также испытаете много приятных перемен. Очень приятно переживать во сне оргазм, он может содействовать укреплению чувства уверенности в себе и освобождению мышления от штампов, и все эти изменения можно перенести в реальную жизнь. Сны-полеты могут также быть волнующим физическим переживанием. Это может предоставить вам чувство внутренней свободы, романтические приключения и способность справляться с незнакомыми или враждебными образами в ваших сновидениях. Если обнаружите, что ваши сны наполнены дружественными персонажами, которые раньше были неведомы, вы можете испытать чувство доверия, которое также легко перенести в реальную жизнь. Если же вы просыпаетесь с оригинальной песней или стихотворением в вашей голове, вы насладитесь волнующим чувством творчества, таким же как и в случае обретения осязаемого результата.

Рейтинг темы
Рейтинг статьи
Просмотров: 3804
Подписка на новости портала

Интересное по теме

Комментарии