Бесплатный вебинар
«Методы клинической медицины для лечения цистита»
25 ноября в 16-00 (МСК)
Записаться Нет, спасибо

Формирование транса. Утилизация

Сегодня утром мы будем говорить об утилизации (использовании). Если вы добились измененного состояния у клиента, то каков наилучший способ использования этого состояния? Сегодня я исхожу из предположения, что вы внимательно следите за клиентом и сохраняете раппорт, я предлагаю также, что клиент уже находится в измененном состоянии.

Основное полезное свойство измененного состояния сознания состоит в том, что вам уже не приходится бороться с системой ценностей клиента. Подсознание, если так, можно выразиться, готово сделать все что угодно, если оно организовано и проинструктировано надлежащим образом. Сознание же напротив, постоянно вырабатывает предварительные суждения о том, что возможно, и что невозможно, вместо того, чтобы непосредственно стараться с помощью действий определить, возможно это или нет. Сознание с его ограниченной системой ценностей, как правило выносит чрезвычайно жесткие решения относительно того, что стоит попытаться сделать, а чего не стоит: набор возможных действий подсознания, напротив, чрезвычайно широк и разнообразен. В подсознании обычно отсутствуют ограничения такого рода.

Если клиент входит в ваш кабинет и говорит: «Я не могу этого сделать, но хочу» — наиболее вероятное предположение состоит в том, что этот клиент уже сделал все, на что был способен в рамках ограничений, диктуемых сознанием,- и всякий раз терпел неудачу. Наименее интересная для вас часть личности, с которой мы устанавливаем коммуникацию — ее сознание. Единственный способ не бороться с личностью клиента, или, что-то же самое, не испытывать «сопротивление» — это просто оставить сознание без внимания, обращаться непосредственно к «боссу» (т. е. к подсознанию).

После того как мы начали наши занятия, многие из вас задавали один и тот же вопрос: «Что мне делать после того, как я ввел кого-нибудь в состояние транса?» Простейший способ утилизировать любое поведение заключается в том, чтобы дать клиенту ряд свободных от конкретного содержания инструкций, суть которых сводится к следующим требованиям: «научить чему-либо», «теперь изменись, стань другим». Мы называем такие инструкции «процессуальными», так как подобные требования весьма точно определяют процесс, который должен произойти в личности, (например изменение, решение проблем), но весьма неопределенны во всем, что касается конкретного содержания. Остается неясным, что должно происходить, но точно определяется, как это должно происходить. Изложение рассмотренных нами ранее различных методов наведения мы сопровождали краткими процессуальными инструкциями.

Напутствие, которым мы закончили вчерашний семинар, в сущности, представляет собой процессуальную инструкцию. С помощью напутствия мы проинструктировали всех вас таким образом, чтобы вы заново пересмотрели все ваши переживания, отобрали те из них, которые могут быть для вас полезны, и использовали их в будущем.

Заметьте, что конкретное содержание при этом отсутствовало Мы не говорили о том, на какие переживания следует обратить внимание, когда в точности использовать эти переживания, и для чего в частности. Все эти специфические подробности не проникли в сознание слушателей.

Такого рода инструкции имеют ряд важных преимуществ. Одно из преимуществ состоит в том, что вам нет необходимости знать, о чем в точности вы будете говорить. Нет необходимости узнавать подробности личной жизни клиента — вполне полный набор процессуальных инструкций, свободных от конкретного содержания можно сформулировать и без этого. Если клиент обращается к вам за помощью в решении какой-то проблемы, вы можете дать ему такие процессуальные инструкции: «Переберите, просмотрите события вашего прошлого на подсознательном уровне, и через некоторое время вы обнаружите определенную способность, которая бы могла помочь вам в настоящем справиться с вашими проблемами». Вы не определяете точно, какая именно способность должна быть найдена, вы утверждаете только, что клиент найдет в себе какую-либо способность. Вы не определяете точно, в чем состоит «проблема», вам самому нет нужды знать, что за проблема!

Другое важное преимущество состоит в том, что процессуальные инструкции весьма активно привлекают внимание слушателя, потому что слушатель наполняет их тем самым содержанием, которое вы опускаете. Третье преимущество процессуальных инструкций состоит в том, что полностью сохраняется целостность личности клиента, вы никак не сможете нечаянно внести неприемлемое для клиента содержание именно потому, что вообще не вводите конкретного содержания.

Те из вас кто знаком с мета-моделью легко поймут, что гипноз с помощью словесных шаблонов, включающих в себя процессуальные инструкции, есть процесс, обратной Мета-Модели. С помощью Мета-Модели точно определяется содержание переживания: если клиент входит ко мне и говорит: «Я боюсь», мой ответ, согласно с предписанием Мета-Модели, должен быть таков: «Чего и как вы боитесь?» Я задаю этот вопрос для того, чтобы получить более точную информацию о содержании, которое опущено в заявлении клиента.

Формулируя процессуальные инструкции, я сознательно придерживаюсь неопределенности: я, так сказать, изымаю куски, несущие содержание, из всей вербализации, с тем, чтобы предоставить клиенту максимально благоприятную возможность заполнить эту пустоту наиболее осмысленным, с его точки зрения способом.

В тех приемах наведения, которые мы демонстрировали ранее, можно найти примеры такой вербализации, мы произносили фразы типа: «Вы позволяете своему подсознанию вызвать из памяти те воспоминания, которые доставят вам удовольствие…» я надеюсь, что вы уже представляете себе в общих чертах, что такое процессуальные инструкции. Если вы захотите изучить специфические словесные шаблоны, применяемые в процессуальных инструкциях, их можно найти в приложении Н.

Один из типов словесных шаблонов «пресубпозиция», «предварительное предположение», настолько важен, что я хотел бы упомянуть о нем. Джейн, могу я попросить вас уделить мне одну минуту? Как вы думаете, были ли в вашей жизни моменты, когда вы находились в состоянии глубокого транса?

Джейн: Не уверена. Думаю, что были.

Какой метод наведения глубокого транса вы предпочитаете словесный или несловесный?

Джейн: Словесный.

Отлично. Предпочитаете ли вы, чтобы я сразу приступил к на ведению транса, или вам хотелось бы, чтобы я попросил кого-нибудь описать то, что я делаю прежде, чем приступить к наведению?

Джейн: Пусть сперва кто-нибудь опишет то, что вы делаете.

Какую технику я применил только что по отношению к Джейн?

Мужчина: Вы дали ей возможность выбора.

Я дал ей возможность выбора. Однако, для всех возможностей, которые я ей предоставил, характерно нечто общее, что именно?

Мужчина: Все они предполагают, что она перейдет в измененное состояние.

Вот именно. Все возможности выбора предполагали тот конечный результат, который мне нужен. «Какой метод наведения транса вы предпочитаете? — словесный или несловесный?» — это не имеет отношения к тому, что сказала Джейн. Тем самым она уже находится накануне перехода к состоянию транса, она уже готова к этому переходу. «Предпочитаете ли вы, чтобы я сразу приступил к наведению транса, или вам хотелось бы, чтобы я попросил кого-нибудь описать, что я делал прежде, чем начать наведение?» — опять же налицо предварительное предположение о том, что она вот-вот перейдет в состояние транса, вопрос лишь в том, произойдет ли это сразу же, или немного спустя. Я создал то, что Эриксон называл иллюзией выбора — ложное чувство альтернативы. Конечно же, она могла на самом деле выбирать между словесным и несловесным методами наведения: между тем, сразу ли я приступлю к наведению или после того, как закончу объяснение. Но так или иначе, все, предоставленные мною альтернативы подразумевали один и тот же желательный для меня результат, а именно — переход в состояние транса. Если вы внимательно следили за происходящим, вы поняли, что Джейн начала переходить в состояние транса еще раньше, чем я начал что-нибудь делать. Потому что я вошел в доверие к Джейн, заключил с ней соглашение. Она была уже в измененном состоянии, когда подошла сюда и села.

При формулировке процессуальных инструкций используется множество слов типа «понимание», «способность», «любопытство». Мы называем такой способ выражаться «номинализацией», «обобщенным обозначением». В действительности это процессуальные выражения, используемые в качестве имен существительных. Если вы скажете: «Вы приобретете понимание…» вместо того, чтобы сказать». «Вы поймете…» выяснится, что при этом теряется основная часть, значительная часть информации. Вы поймете, что? Когда кто-нибудь разговаривая с вами применяет номинализацию, это заставляет вас обратиться к самим себе в поисках приемлемого осмысления сказанного. Если клиент говорит вам: «Я чувствую неудовлетворенность», вы можете превратить слово «неудовлетворенность» в глагол и спросить: «А как вы пытаетесь удовлетвориться?» или «А как бы вы хотели удовлетвориться, каким образом?» Если же вы не сделаете этого, вам придется самим заполнять пустоты в содержании подобного заявления. Большинство терапевтов отвечают подобным образом на заявления своих клиентов — они галлюцинируют, пытаясь представить себе, что имеет в виду клиент. Когда я говорю: «Мне нужна поддержка», и больше ничего не уточняю, вам приходится строить свои собственные внутренние предположения о том, что в данном случае может означать поддержка одного человека другим.

Я всегда выбираю такие словесные шаблоны, которые не имеют прямого отношения к сенсорным переживаниям. Тем самым я предоставляю вам самим осуществлять процесс осмысления таких шаблонов. Каждый раз, когда вы это делаете, вы совершаете процесс, который мы обозначаем непонятным термином «трансдеривационный поиск», (буквально: «поиск с обращением к источнику словообразования» — прим. перев.) Люди воспринимают слова, которые вы произносите, и связывают их со своими собственными переживаниями. В качестве гипнотизера я использую факт, что для собеседника естественно именно такое поведение. Я формулирую выражения изобилующие номинализациями, у меня нет никаких предположений относительно смысла таких номинализаций, но мой клиент заполняет их содержанием, наиболее естественным для него самого (более подробно об этом см. в Приложении).

Женщина: Формулируя процессуальные инструкции, вы несколько раз употребили выражение: «Так оно должно и быть». Что вы подразумевали под этим?

Использование выражения «Так оно и должно быть» — один из простейших способов усилить любую появляющуюся реакцию. Например, если я формулирую процессуальные инструкции, требующие от клиента научиться чему-нибудь, и вижу, что происходит быстрое движение глаз клиента или какое-либо другое изменение, свидетельствующее, что идет внутренняя переработка материала, я говорю: «Так оно и должно быть», «все правильно», т. е. даю клиенту инструкцию еще больше активизировать этот процесс. Это позволяет осуществлять подстройку к любому переживанию, позволяет усиливать реакции клиента, не описывая ее специально.

Теперь развлечемся немного. Энн позвольте мне попросить вас кое-что сделать. Закройте глаза. Прежде всего я хочу, чтобы вы представили себе ясный, четкий, зримый образ стены, я хочу чтобы вы представили себе стену, в которой есть двери. Какими вы представили себе эти двери — одинаковыми или разными?

Энн: Да, между ними есть разница.

Разница есть. Отлично, продолжим. Крайняя справа дверь приведет вас в некоторое привычное для вас место. Продолжайте рассматривать эти двери. А крайняя слева дверь приведет вас в такое место, которое покажется вам совершенно необычным, но когда вы попадете туда, вы обнаружите, что уже бывали там прежде. Но существует и третья дверь, не правда ли? Теперь почувствуйте, что вы приближаетесь к этой третьей двери и беретесь за дверную ручку, но не открываете эту дверь.

Энн: Но я не чувствую… чтобы у этой двери была ручка. Это вращающаяся дверь.

Вы не достаточно внимательно осмотрели ее. Ищите еще, ищите лучше. Может быть эта дверь открывается не так, как вы открывали все остальные двери… Вы не находите, что в этой двери есть нечто необычное…

Энн: Да, есть.

Пройдите вперед и напрасно попытайтесь открыть ее… Еще раз осмотрите дверь… ищите… до тех пор, пока не обнаружите некую необычную особенность… которая будет означать для вас, для вашей личности… что у вас все же есть возможность открыть эту дверь, но таким способом, каким вы никогда дверей еще не открывали…

Энн: Все, я нашла.

Теперь очень медленно… начинайте входить туда, но прежде чем вы откроете эту дверь настежь, я хочу, чтобы вы поняли… что вы переходите в переживание… для которого характерны следующие особенности: … в этом переживании будут детали… которые не вызовут у вас никаких чувств… и у вас не найдется слов для обозначения этих деталей. Но эти детали будут важнее всего остального… и они будут самым осмысленным образом связаны… с изменениями вашей личности… но вы не поймете до конца, природу это и взаимосвязи, но когда вы заметите эти детали, обратите на них самое пристальное внимание. В этом переживании будут и некоторые другие детали, которые станут для вас приятной неожиданностью… как если бы вы обернулись и заметили, что двери больше нет…

Теперь я хочу, чтобы вы рассмотрели то, что вас окружает… рассмотрели внимательно… и в подробностях… потому что там, где вы находитесь, есть нечто… что вы еще никогда не видели. Нечто, что лично для вас имеет значение. И по мере того, как ваш взгляд перемещается вверх и вниз… разглядывая то, что окружает вас, вы не узнаете места, в котором находитесь, и узнаете его только тогда, когда покинете это место… Так оно и должно быть. Да, когда вы будете возвращаться, так или иначе, все изменится. Но когда вы возвращаетесь, вы воспринимаете окружающее вас, как благоприятную возможность… как понимание… о чем-то, что вам нужно было узнать все это время.

Я знаю, что в то время, пока вы это делаете сознательно… на подсознательном уровне вы совершаете кое-что еще… и это «кое-что еще» гораздо более важно, чем-то, что занимает ваше сознание… потому что на подсознательном уровне… вы уже начинаете строить основание… для некоего представления. Основание, которое явится надежной структурой — … и на ней можно будет построить новое… и более удовлетворительное поведение в будущем.

И по мере того, как ваше сознание продолжает изучать то, что окружает вас… поразительно, в самом деле поразительно то, … что начинает делать подсознание…- что структура выстраивается полностью за это время… пока вы вовлечены в происходящее. Это надежное основание… послужит вам таким же базисом, … как-то основание, которое вы построили еще тогда, когда вы впервые стали на свои ноги… потому что до этого ваши переживания были связаны только с ползанием до тех пор, пока кто-то не поднял вас… и на какое-то мгновение… вы ощутили, что удерживаете равновесие на своих ногах… при поддержке извне… Но даже этот краткий миг… позволил вам построить сознательное основание… которое позже послужило… базисом… с помощью которого вы ходите… бегаете… стоите и сидите.

И это представление… есть начало основания… для целого ряда новых переживаний… И я знаю… что ваше подсознание способно построить новое такое основание быстро… или оно будет строить его медленно, но в любом случае оно должно построить его полностью… так, что оно не сможет исчезнуть за некоторое время… Потому что возможности, которые вы хотите осуществить в вашем будущем поведении: должны нести в себе все необходимые составляющие, доступные… на подсознательном уровне… и для того, чтобы быть доступными, они должны иметь надежду, приемлемую для понимания структуру… и все необходимые элементы… делающие такое поведение возможным… для вас, для вашей личности.

Теперь, в данный момент времени… вы находитесь перед дилеммой… которую не представляли себе сознательно… но теперь вы уже начинаете представлять ее… Вы вернетесь, отыщете дверь и выйдете… и оставите что-нибудь в незавершенном состоянии… или же вы позволите подсознательным процессам, происходящим в вас завершиться. Или вы останетесь там, где вы находитесь… и сами… покинете все, что окружает вас… и затратите все время, необходимое… для того, чтобы построить структуру… которая содержит в себе все составляющие… необходимые для вашего будущего развития… которое, как вы знаете… должно будет благотворно воздействовать на вас… на вашу личность…

И это решение… будет исходить от вас… как результат работы вашего подсознания… Нет необходимости, чтобы оно исходило откуда-нибудь еще… Пока вы сидите здесь… процессы, происходящие в вашем подсознании… заставляют биться ваше сердце… поддерживают ваше дыхание… заставляют кровь течь по вашим венам, и делают еще сотни тысяч вещей, о которых даже не подозревает ваше сознание… смысл этого в том, чтобы понять… что вы можете вполне положиться на процессы, протекающие в вашем подсознании… они сберегают вас. Когда вы идете по людной улице… и заняты своими мыслями… вы автоматически останавливаетесь… когда зажигается красный свет… и, несмотря на то, что вы вовлечены во внутреннюю деятельность когда красный свет гаснет… вы знаете, что уже можно продолжать движение…

Вы всегда можете положиться на процессы, протекающие в подсознании… когда делается что-либо плодотворное… и полезное… если у вас есть внутреннее побуждение это делать. И на самом деле не важно почему это не произошло в прошлом. Важно только понимать, что… это возможно в будущем.

Когда-то давно, еще до того, как я вообще занялся терапией, я сидел в ресторане и наблюдал за одним человеком. Меня заинтересовала одна любопытная особенность, он был совершенно прав… и все же каждый раз… когда муха садилась ему на руку… он бессознательно вздрагивал… и муха слетела с его руки. Это повторялось еще раз… и еще раз… и еще раз… несмотря на то, что его сознание… не следило за тем, что происходит… его подсознание действовало организовано… методически… и оберегало его…

Когда вы ведете машину по шоссе, иногда бывает и так, что дорогу затянуло льдом, в других случаях льда нет. Иногда вы сосредотачиваете свое внимание на том, что происходит… но в других случаях ваши мысли далеко от происходящего. Ваши мысли уводят вас все дальше, и одна из важнейших вещей, которой вы можете научиться с помощью этого переживания… заключается в том, что, когда что-либо потребует от вас сознательного внимания, вы сразу заметите это.

Теперь я хочу, Эни, чтобы вы затратили все необходимое вам время на то… чтобы закрепить в себе… полученные навыки и понимание… наиболее приемлемым для вас, для вашей индивидуальности способом. И на самом деле не важно… представляет ли ваше сознание все, что происходит. Важно только то, что ваше подсознание… уже сейчас начинает демонстрировать вам… новые формы поведения… огромные потенциальные возможности… изменения вашего сиюминутного поведения… и теперь и в будущем.

Через некоторое время я возвращусь назад и буду говорить с вами. Я буду задавать вопросы… на некоторые из них вы станете отвечать охотно… на некоторые вопросы вам не захочется отвечать Не отвечайте на такие вопросы, это не нужно. Прежде чем заговорить с вами, я буду разговаривать с другими… потому, что звук моего голоса будет направлен в другую сторону, вы всегда сможете узнать, что я говорю с другими.

Вы можете использовать это время, чтобы сделать все, что посчитаете нужным… а также то, чего вы не понимаете, но что вам также необходимо. Так оно и должно быть. И будьте пря этом настолько сознательны, насколько это вам нужно.

Теперь поговорим о том, что я делал с Энн. Ни в одной из инструкций, которые я ей давал, не было конкретного содержания. На уровне процесса имел место подробный набор инструкций, суть которых сводится к двум требованиям:

1) заставьте работать ваше подсознание.

2) решайте свои проблемы.

Заметьте, что обучая вас методам утилизации, мы используем лишь те приемы, которым научили вас уже раньше. Я начал с подстройки ко всему, что я видел происходило с Энн, а затем по мере того, как ее состояние начало медленно изменяться, я стал вести ее посредством постепенного изменения моих внешних каналов. В частности я приспосабливал темп моей речи к ее дыханию таким образом, что потом, когда я уже начал… замедлять темп… своей речи… она, в свою очередь, последовала за мной и замедлила свое дыхание. Я внимательно следил за всеми признаками поведения, о которых мы говорили раньше: за тонусом кожи, за цветом кожи, за дыханием, за их частотой пульса, за движением век и т. д. Также несловесные признаки обеспечивали мне несловесную связь,- я знаю, как выглядят люди, погружаясь в все более глубокие измененные состояния, процесс этот сопровождается также физическим расслаблением, релаксацией.

Энн: Ощущаете ли вы на сознательном уровне, что подобного рода переживание повлияло на вас, продвинуло вас?

Энн: Да.

Итак, я применил множество различных механизмов подстройки и закинул петли обратной связи. Я превратил себя в искусную биологическую машину обратной связи с Энн. Я наблюдал за цветом ее кожи, и когда цвет кожи изменился, я начал очень медленно изменять выражение моего голоса до тех пор, пока не достиг совершенно другой интонации. Первоначально я изменял выражение голоса в том же темпе, в каком происходило изменение Энн. Затем, изменяя интонацию еще дальше в том же направлении, мне удалось вести ее все дальше и дальше к измененному состоянию.

Осуществляя несловесное ведение, я давал ей также и словесные инструкции — и то и другое как на сознательном уровне так и на подсознательном уровне. В частности, некоторые из вербализаций предназначались для того, чтобы с помощью обратной связи проверять, следует она за мной или нет. Я рассказал о том, как пьяница вздрагивает, когда муха садится ему на руку, а затем проследил, вздрогнет ли рука Энн, или нет. Ее рука вздрогнула.

Энн: так вы использовали мое сопротивление.

В этом случае могло и не быть сопротивления.

Энн: Хорошо. Когда вы сказали мне, чтобы я представила себе три двери, я вообразила две двери по краям в одну, в виде арки посередине. Почти сразу после того, как вы начали давать мне инструкции, относящиеся к первым двум дверям, я поняла, что подойду к третьей двери, о которой вы, однако, ничего не говорили. Вы знали об этом?

Разумеется. Весь вопрос был в том, как повернуть дело таким образом, чтобы вы подошли только к этой двери?

Энн: В таком случае еще один вопрос. Как вы узнали о том, что я не подойду к первой двери?

Чем отличались друг от друга мои описания всех трех дверей — если следить не за словесным (описанием) содержанием этих описаний, а «читать» между строк?»… Я сказал (тон голоса понижается, выражение легкого отвращения): «Если вы зайдете в эту дверь, все, что вы увидите за ней покажется вам привычным». Следите за интонацией! Теперь вы понимаете почему я в любом случае знал заранее, в какую из дверей вы войдете?

Если бы я сказал иначе: «Есть только одна дверь, вы можете войти в нее, и все, что вы за ней увидите, будет привычным для вас», ваше лицо отобразило бы, и я узнал бы нечто другое. Мне пришлось бы подстроить все остальные коммуникации к тому, что произошло.

Энн: Каким образом вы перестроили бы ваши коммуникации в том случае, если бы я выбрала первую дверь?

Слово «выбирать» в данной ситуации представляется мне неподходящим. Если бы вы отреагировали на первую дверь, если бы я подсознательно уловил признаки того, что вы желаете испытать привычное для вас переживание, и позволил бы вам войти в эту дверь, причем вы ожидали бы встретить только привычные для вас вещи.

Но даже в том случае если вы начали с этого, я все равно добился бы своего! Потом я смог бы преобразовать обстановку в нечто непривычное! — «Вы вошли туда где предполагали нечто увидеть, и удивлены тем, что…» «Случалось ли вам разбить яйцо и обнаружить, что из него выскочит маленький симпатичный кролик?»

Моя задача заключается только в том, чтобы дать Энн ряд инструкций, которые ей помогут осуществить подсознательные изменения. Поэтому поддержка ее подсознательных реакций — наиважнейшее правило, которое требует от меня только одной способности: знать, какие из реакций сознательны, а какие подсознательны.

Заметили ли вы, какую структуру я придал переживанию, связанному с третьей дверью? Что именно я попросил ее сделать с этой дверью? Я сказал, чтобы она «напрасно попыталась» открыть ее. Если я говорю: «Я попытался открыть дверь», то это совсем не то же самое, чем если бы я сказал: «Я напрасно попытался открыть дверь». Если я сказал: «Я попытался открыть дверь», это означает, что я могу попытаться еще раз. Но если я говорю: «Я напрасно попытался открыть дверь», такой возможности больше нет. В одном случае возможность остается, в другом случае возможности нет.

Но почему я произнес именно такую фразу… Когда Энн подходит к двери, за которой ожидает увидеть неприятные вещи, лучший способ создать необычную обстановку состоит в том, чтобы начать с самой двери: уже дверь должна вызвать непривычную реакцию пусть это будет дверь, открывающаяся необычным способом. Таким образом, и дверь, и ожидаемое переживание приводятся в соответствие друг с другом.

Я тщательно структурирую мою речь: например, если я говорю вам: «(гипнотизер обращается к одной из присутствующих) А теперь попробуйте поднять руку», под этим подразумевается, что вы, может быть, и не способны это сделать, но в любом случае, такая возможность у вас есть. Но если я говорю: «Вы напрасно попытаетесь не поднимать вашу руку… Это очень глубокое переживание… И теперь вы начинаете удивляться, почему рука не захотела сразу подняться… ведь вы думали, что она поднимается».

Теперь вы можете заметить, что эта женщина находится в полном оцепенении. Между прочим, неподвижность — одно из явлений, сопутствующих трансу. В данном случае сопротивление было утилизировано, (использовано) с помощью множества отрицаний. Я предложил ей прореагировать на нечто, затем выяснил, какова была ее реакция на подсознательном уровне, и усилил подсознательную реакцию. Ее подсознательной реакцией была неподвижность, а требование двигаться все больше и больше было способом увеличения этой неподвижности. Чем больше я просил ее двигаться, тем более неподвижной она становилась. Дело в том, что реакция «сопротивления» также предсказуема, как и любая другая реакция, если только вы достаточно чувствительны на сенсорном уровне, чтобы распознать и выделить подсознательную реакцию.

Главное качество, в котором нуждается человек для того, чтобы успешно функционировать в коммуникации — сенсорная чувствительность. Если вы способны уловить разницу между сознательным и подсознательным, а затем усилить подсознательные реакции, вам удастся изменить состояние сознания вашего клиента. Один из способов — его применял Фриц Перлз — следующий: вы спрашиваете: «Что вы осознаете?» Если клиент отвечает: «Ну, я сознаю, например, что вы со мной, и что мои мышцы в области рта напрягаются», вы говорите в ответ: «Но вы не осознаете теплоты прикосновений вашей руки к вашему лицу, вы не осознаете прикосновения ваших ног к полу и ваших локтей к бедрам, вы не осознаете вашего дыхания, того, как ваша грудь поднимается и опускается». Вот и все, что нужно сделать. Клиент начинает переходить в измененное состояние, потому что вы сосредоточили внимание его сознания на том, что оно не учитывает в нормальной обстановке. Таков один из способов усиления подсознательных реакций.

То, что сознание клиента вовлечено в этот процесс, не имеет значения. Наоборот, очень выгодно, отвлечь сознание, занять его чем-нибудь сравнительно неважным — например, размышлением о том, в какую из трех дверей следует войти. Какая разница в том, какую из трех дверей выберет клиент? Важно только то, что мы изменяем состояние его сознания. Изменив состояние сознания, мы уже можем приступить к созданию переживаний, с помощью которых клиент высвободит свои подсознательные ресурсы. Клиент постоянно сосредотачивает свое внимание на том, в какую из дверей он войдет, и как он это сделает — но в действительности, это не имеет значения потому, что как только он войдет в одну из дверей, он окажется в обстановке, описание которой зависит только от меня, а я могу говорить все, что сочту нужным! Все дело в том, какое переживание испытывает клиент, входя в дверь. Переживание это состоит в том, что клиент выходит из обычного для него состояния сознания и переходит в измененное, по сравнению с нормальным состоянием сознания. После того, как клиент переступит этот порог, я даю его подсознанию процессуальные инструкции, программу позитивного развития.

Формулируя такую программу, я применяю очень неопределенные выражения, о причинах этого мы уже говорили ранее. Очень важно, чтобы вы хорошо понимали, почему в одних случаях нужно применять неопределенные выражения, а в других случаях — нет. Когда вы даете процессуальные инструкции, лексика вашей речи должна быть очень неопределенной. Однако, если вы хотите, чтобы партнер сделал, что-либо весьма определенное,- например, испек пирожное или излечился от фобии — необходимо дать ему точные, определенные инструкции, чтобы он мог понять, как это сделать. Если вы хотите, чтобы ваш партнер испек пирожное и при этом говорите ему: «Возьмите из холодильника все необходимые ингредиенты, смешайте их самым удовлетворительным образом…» и т. д., то вполне возможно, что вы не получите такое пирожное, какое вам нужно.

Мне часто приходится слышать, как люди применяют неопределенные выражения, используемые нами в процессуальных инструкциях, пытаясь достичь взаимопонимания с собеседником, в каком-либо определенном вопросе, т. е. войти в определенную коммуникацию. При этом ни у одного из них не возникает мысли, что собеседник не имеет возможности понять говорящего, так как не высказывает никаких указаний на этот счет. Например, в разговорах, касающихся психотерапии, часто упоминают о том, насколько важно иметь большое самоуважение, т. е. положительное внутреннее представление о самом себе, и как плохо иметь отрицательное «само — представление». Но ничего не говорится о том, как именно создать такое самоуважение, или как узнать, что оно у вас уже есть.

Сэлли: Это можно узнать, сравнивая собственные переживания.

Сравнивая — что с чем?

Сэлли: Ну, например, человек сравнивает свои детские представления с тем, как он, будучи взрослым представляет и воспринимает все, происходящее…

Отлично, и когда человек произвел такое сравнение, что же он делает с полученным результатом?

Сэлли: После этого улучшается его внутреннее представление о себе, повышается самоуважение.

Каким образом?

Сэлли: С помощью представлений. Видите ли, иногда люди испытывают недовольство собой только потому, что помнят, как они были плохи раньше: недовольство собой заключено в их памяти. Но если человек представит себе свои нынешние переживания и познания, и сравнит их с переживаниями прошлого, это само по себе поможет ему в его развитии. Он сможет пересмотреть свои представления, и выработать другие…

Позвольте здесь один вопрос. Понимаете ли вы, что во всем, что вы мне описываете, нет ничего, что позволило бы мне понять, о чем вы говорите? Я не пытаюсь критиковать вашу мысль, потому что, я полагаю вы знаете, о чем говорите. Но ваш способ выражаться не позволяет мне понять вас.

Сэлли: Может быть, я чего-то еще не умею. Наши коммуникации не совсем одинаковы.

О нет — здесь вы не правы — ведь на самом деле я знаю, что вы имеете в виду. Я это знаю, что мне уже много раз говорили об этом. Но меня интересует сейчас не сходство между тем, как вы со мной говорили, и тем, как вам нужно было говорить для того, чтобы ваше понимание проблемы передалось мне,- это различие важно для того, чему мы теперь учимся.

Видите ли, употребленные вами способы описания те же самые, какие используются в гипнозе. Если я хочу, чтобы вы научились чему-либо, вышли из обычного для вас состояния и начали галлюцинировать, я буду использовать такие же неопределенные лингвистические структуры, какие вы только что употребили.

Однако, если я хочу, чтобы вы сделали что-либо определенное, я должен буду сказать вам нечто определенное. Если я хочу проинформировать вас о том, как что-либо сделать, я должен быть уверен, что вам станет известна важная деталь этого процесса. Например, если я захочу вложить в вас определенную смысловую программу, которая, как я надеюсь, поможет возрасти вашему самоуважению, я могу выразиться следующим образом: «Хорошо. Я хочу, чтобы вы извлекли из вашего прошлого одно из неприятных воспоминаний — воспоминание о таком событии, когда вы поняли, что сделали наихудшее из всего, что могли сделать… И когда вы вспоминаете это событие и почувствуете опять то, что чувствовали тогда, вы поймете, наконец, что без неприятных воспоминаний, таких как это, вы никогда в жизни не смогли бы научиться чему-нибудь действительно важному. Если вы никогда не пережили бы боль от ожога, вы совершенно не боялись бы огня».

Эта инструкция содержит минимум определенных выражений. Она требует от вас, чтобы вы вспомнили некое неприятное переживание, событие, снова пережили чувства, связанные с ним и определенным образом переоценили это воспоминание. Хотя эта инструкция не несла в себе подробного (переживания) содержания, в ней точно определялось, какого рода событие вы должны были вспомнить и что вы должны с ним сделать.

Если же меня не беспокоит, как именно вы будете изменяться, я сделаю мою речь еще более неопределенной, и стану употреблять множество номинализаций. Закройте на минуту глаза и попытайтесь кое-что сделать. Я хочу, чтобы вы поискали и нашли в себе два, три или четыре приятных воспоминания, которые, как вам кажется, не были бы связаны между собой… но ваше подсознание никогда не выбирает ничего совершенно случайно… потому что вы учитесь вещам, имеющим большое значение для вашей индивидуальности… Я знаю, что ваше прошлое богато переживаниями… все эти переживания, и каждое из них в отдельности… составляют основу, на которой строится обучение… или понимание себя… которое связано только… с вашими взрослыми представлениями… и не связано с вашим детством… но оно может послужить основой… на которой вы построите то… чему научитесь. Теперь подождите немного… чтобы это новое понимание приобрело форму… кристаллизовалось… Может быть вы уже начинаете видеть образ… еще неясный… еще непонятный для вас… И чем дольше вы видите этот образ, тем яснее вы представляете, сколь многого вы еще не понимаете… и на подсознательном уровне вам ясно… что вы могли бы построить это понимание… осмысленным способом… осмысленность построения вашего понимания… представляет собой нечто… что вы сможете оценить сознательно… только когда это построение завершится… а затем вы внезапно почувствуете… что идея… и понимание того, как изменить себя… начинает проникать… в ваше сознание… но вам неизвестно, что делать с этим новым пониманием… потому что когда такая мысль приходит к вам в голову… если это действительно подсознательная мысль… она всегда вызывает смущение…

Итак, коммуникация, с помощью которой я только что связался с Сэлли, почти такая же, как та, с помощью которой она раньше пыталась связаться со мной. Но существует огромная разница между попыткой заставить сознание понять что-нибудь, и попыткой заставить подсознание делать что-нибудь. Наоборот, описания того типа, которые применяла Сэлли, я мог бы использовать, если бы хотел, чтобы клиент сделал что-нибудь, но это совсем не то, что я бы счел нужным сказать клиенту, если бы хотел, чтобы клиент понял что-нибудь.

Такие вещи всегда понятнее извне, тому, кто не вникает в подробности, чем изнутри, тому, кто решает задачу. Это правило верно почти в любых случаях и для любых ситуаций — «со стороны всегда виднее». Мой друг, выдающийся инженер, рассказал мне что он был занят некоторое время решением сложнейшей технологической проблемы. Он так усердно работал, что целый месяц почти не спал.

Пока он безвыходно занимался в своей лаборатории, его мать жила вместе с ним и заботилась о его детишках. Однажды она принесла ему в лабораторию чашку кофе и спросила: «Ну, как дела?», он ответил: «О, все идет отлично». Мать спросила: «А чем ты собственно занимаешься?» и он ответил, стал объяснять ей, в чем собственно состоит проблема и как трудно ее решить. Она выслушала и заметила: «Я в этом ничего не понимаю. Но на твоем месте я бы уже справилась». У этой женщины не было высшего образования, но этот ее ответ послужил основой для создания одной из сложнейших вычислительных машин нашего времени.

Вникая в подробности какой-либо задачи, рассматривая ее «изнутри», вы сосредотачиваете внимание на одних вещах за счет того, что забываете о других — такова ваша внутренняя программа. Конечно, в этом есть свои преимущества, но это налагает и свои ограничения. Когда я только начинал заниматься терапией, мне говорили: «Для того, чтобы стать хорошим терапевтом, вам нужно научиться только одному — точно и живо представлять себе, что именно нужно вашим пациентам». «Помогайте им улучшить самооценку, их представление о себе — они будут чувствовать себя лучше, жизнь их станет богаче». Я ответил: «Как это делается? Как вы улучшаете самооценку пациента?» И мне говорили: «Мы даем своим пациентам увидеть вещи такими, какие они есть». Я не согласен с этим: я думаю, что для созидательной деятельности гораздо полезнее самообман, чем-то, что имели в виду эти люди. Я не знаю, что такое «вещи, как они есть».

Все дело в том, что некоторые слова выглядят осмысленно, но в действительности таковыми не являются. Номинализации всегда выглядят осмысленно, но на самом деле не значат ничего. Если вы хотите, чтобы чье-либо подсознание сделало что-нибудь, номинализации — это как раз то, что вам нужно, чтобы успешно достичь своей цели. Теперь позвольте мне обобщенно сформулировать метод процессуальных инструкций, для того, чтобы вы могли не только копировать инструкции предложенного нами типа, но и создавать свои собственные шаблоны. Формулируя процессуальную инструкцию, прежде всего следует придумать какую-либо последовательность, приводящую в конце концов к обучению. Вот одна из таких последовательностей:

1) извлеките из вашего прошлого какое-либо значительное переживание.

2) попробуйте заново увидеть и услышать во всех подробностях то, что тогда произошло, чтобы научиться чему-то новому, не замеченному ранее в этом переживании.

3) пусть ваше подсознание использует такое понимание во всех соответствующих ситуациях в будущем.

Когда вы учитесь чему-либо, вам необходимо знать способ обучения, знать когда и где применить полученные знания. Составляйте последовательности, содержащие перечисленные компоненты. Представляя себе в общих чертах, из каких этапов состоит такая последовательность и используя гипнотические словесные шаблоны, вы сможете составлять такие инструкции, которые предоставят клиенту достаточно времени для реакций.

Рейтинг темы
Рейтинг статьи
Просмотров: 4008
Подписка на новости портала

Интересное по теме

Комментарии