Бесплатный вебинар
«Методы клинической медицины для лечения цистита»
25 ноября в 16-00 (МСК)
Записаться Нет, спасибо

Секс в человеческой жизни. Привязанность.

Привязанность — другое «наклонное» отношение, на этот раз отношение Родитель-Ребенок. В случае восхищения Взрослый одного человека поражает Ребенка другого. В случае привязанности Ребенок одного лица поражает Родителя в другом. Человек, чувствующий привязанность, выражает ее очень похоже на то, как мать или отец делают это по отношению к прелестному ребенку, а объект привязанности отвечает в простой детской манере. Это не роли. Это истинные чувства, возникающие из различных эго-состояний, а эго-состояния отличаются от ро лей. Эго-состояния являются психологическими реальностями, по существу они являются единственными психологическими реальностями, несмотря на то, что они легко могут быть фальсифицированы. Они представляют собой системы чувств, которые сохраняются всю жизнь вполне независимо от ролей, несмотря на то, что роли могут неразрывно соединяться с ними и искажать их.

При отношениях привязанности взаимодействия на уровне Взрослый-Взрослый могут происходить время от времени, но привязанность сама по себе идет от Родительского эго-состояния и возбуждает ответ Детского эго-состояния. Во многих семьях роди тели считают, что необходимо выглядеть серьезным, проявляя свою привязанность, и многие дети следуют этим инструкциям и твердо убеждены, что это необходимо. Такая привязанность, проявляемая с серьезной миной, называется заботой. Нет причины, однако, по чему бы человеку не проявлять привязанность, будучи в хорошем настроении, а забота часто выглядит не столько действительно

В этом состоит ответ на один из удивительных вопросов жизни и смерти. Почему случается так, что безнадежные раковые больные узнают, что у них рак, несмотря на то, что ухаживающие за ними люди искренне стараются их одурачить? Они могут притворяться, что не знают этого, часто из уважения к тем, кто окружает их, поскольку раковые больные, также как и другие больные, обычно парни что надо и следуют дальше по своему сценарию. Однако, как правило, они знают об этом.

Каким путем пациент выясняет это, и какая его часть знает об этом? Он понимает все, я думаю, потому, что независимо от того, насколько натурально остальные умудряются вести себя рядом с ним, всегда находится одно исключение: либо они не смеются, ког да им следует смеяться, либо, если они это делают, они слишком быстро обрывают смех. Вот в чем ошибка людей, которые слишком сильно стараются «демонстрировать» заботу, которая является да леко не самой полезной вещью. Они обескуражены такой страшной вещью как рак, и их пожелание смеяться или неловкость, когда они смеются, выдают диагноз, даже если их искренняя забота заставляет их желать скрыть его. Истинная забота, которую они могут иметь, спотыкается об их заботу как бы выглядеть заботливыми, портя та ким образом картину. Требуется много мужества, чтобы оставить по пытки выглядеть заботливым с раковым пациентом, но этого можно добиться и это окупает усилия, как показывают эксперименты с мед сестрами (отделениями для раковых больных), ухаживающими за раковыми больными.

Вот как ненамеренное разоблачение тайны происходит. Давайте предположим, что миссис С делают операцию брюшной полости, чтобы выяснить причину ее болей, и хирург обнаруживает угрожающую опу холь, которая станет фатальной в течение нескольких месяцев. Для того, чтобы избавить ее от страданий, все решаются сделать вид, что у нее нечто менее серьезное; несмотря на то, что они продолжают держать ее в госпитале. Она очень встревожена и хочет знать, вынесен ей смертный приговор или нет. Но она одновременно очень боится его, поэтому она может задавать вопросы, но не слишком настаивать на получении прямых ответов. Она может быть не готова встать лицом к лицу с проблемами, которые из них возникают. Несмотря на это, она действительно хочет знать, выживет ли она. В то время как ее Взрослый избегает открытого ответа, ее Ребенок тайно прикладывает все усилия, чтобы получить его, и наблюдает поведение людей очень очень внимательно, чтобы получить какие-либо ключи к разгадке. Заметив однажды, что люди смеются не так, как прежде, она начинает это проверять. Люди, которые были раньше безудержно веселыми, могут и сейчас допускать небольшие шалости, создавая видимость, что все в порядке, но они будут ограничивать их так, чтобы они уже не были безудержными. Бодрость доктора может отличаться от его отношения до операции или от его манеры поведения с другими пациентами. Озабоченный священник может перестать говорить даже «официально разрешенные шутки» о священниках и раввинах, о святом Питере и т. п. В результате миссис С. ежедневно может схватить дюжину примеров смеха, который стараются смягчить, или смеха, внезапно оборванного, и чрезвычайно скоро она уже знает, что ее дела очень плохи, и она знает, что с ней.

В подобных случаях «проявление заботы» может казаться удовлетворительным для человека, который ее проявляет, но из-за ее вымученности такая забота работает не слишком хорошо. На деле

«проявление заботы» как способ обращения с раковыми пациентами в течение длительного периода изнуряет как персонал, так и пациентов, и не приносит пользы ни тем, ни другим. Если пациентов рассматривают как умирающих людей, то отделение для раковых больных превращается в мрачное заведение, именуемое обычно «Дом для неизлечимых» с неписанным девизом над дверью: «Чего вы ждете от человека, который умирает от рака?» Если же с другой стороны, к ним относиться как к «очень живым, уважающим себя взрослым человеческим существам», то девиз превращается в следующее: «Что мы можем сделать для вас сегодня?» и сестры и доктора делаются живыми так же как и пациенты.

Это крайний пример того, в чем заключается разница между «проявлением заботы» и чувством привязанности. Истинная привязанность найдет помощь или будет полезной, когда это необходимо, и проявит заботу в критические моменты. Но когда «осуществление заботы» предшествует размышлению, оно может принести больше вреда, чем пользы, независимо от того, является забота подлинной или нет. Твердое убеждение «Я забочусь», (сказанное громко или одновременно написанное) более эффективно, чем произвольные усилия выглядеть серьезным. Одна из причин для этого осторожного обсуждения заключается в том, что в то время, как Родитель и Взрослый могут в действительности быть озабоченными, Ребенок обычно испытывает другое отношение, несмотря на то, что сам находится в опасности. Вследствие такой амбивалентности «чувство заботы» не должно становиться поводом для гордости или самодовольства как это часто бывает.

В более мягких ситуациях, если человек получает привязанность, это позволяет ему смеяться над своими трудностями, но если он становится предметом заботы, он принужден выглядеть серьезным, чтобы оставить своих помощников удовлетворенными.

Рейтинг темы
Рейтинг статьи
Просмотров: 1721
Подписка на новости портала

Интересное по теме

Комментарии