Бесплатный вебинар
«Методы клинической медицины для лечения цистита»
25 ноября в 16-00 (МСК)
Записаться Нет, спасибо

Изменение убеждений с помощью НЛП. Убеждение о способностях.

Приступая к работе с убеждениями, я хотел бы начать прежде всего с убеждений, относящихся к способностям и неудачам. Убежденность в том, что вы потерпите неудачу, образует самореализующееся пророчество.

Так, если я уже двадцать раз безуспешно пытался сбросить вес и кто-то мне сообщает, что существует новый метод НЛП, позволяющий похудеть, я просто не поверю, что он может мне чем-то помочь, поскольку двадцать предыдущих методов не дали никакого результата. И это убеждение играет весьма важную роль.

Противоположный случай представляют люди, которые верят в то, что, если сумеют увидеть (визуализировать) картину успешного результата, то обязательно его добьются.

Мне известен пример, когда одна группа гимнастов была проинструктирована, как визуализировать свою способность выполнить определенное упражнение, в то время как в другой группе такой инструктаж проведен не был. Пару недель спустя, когда обеим группам было предложено выполнить это упражнение без предварительной тренировки, в первой группе успех сопутствовал от 50 до 60% спортсменов, в то время как во второй — только 10%. Но что же произошло с теми 40-50% гимнастов, которые не смогли выполнить упражнение, хотя предварительно визуализировали свой успех?

Помимо всего прочего, я обнаружил, что если человек вполне отчетливо представляет себе, как добивается успеха, но при этом не верит в себя, то он говорит: «Я никогда не смогу этого сделать. Это всего-навсего нереалистичные ожидания или ложные надежды».

«Чем яснее я это представляю, тем сильнее начинаю чувствовать, что, вероятнее всего, не смогу этого сделать».

Вот пример того, как убеждения могут воздействовать на визуализацию. Умение визуализировать является функцией наших способностей, но тем, что обеспечивает визуализации значимость, является убеждение. Я знаю людей, которые боятся представить себя в роли победителя, поскольку уверены, что тогда у них точно ничего не получится. Это иллюстрирует взаимоотношение между убеждением и стратегией. Для того чтобы что-то совершить, недостаточно лишь знать, как это можно сделать. Фактически уверенность в том, что я потерплю неудачу, может стать наилучшим способом непременно потерпеть неудачу. Обратное также верно. Убежденность в эффективности плацебо гарантирует эффект плацебо. Однажды я интервьюировал изобретателя одного прибора, для окончательной доработки которого потребовались многоступенчатые испытания. Я спросил, как ему удалось остаться верным своей цели и выдержать все эти неудачи. Он ответил, что не считает эти испытания неудачами, а просто решением иных проблем, чем та, над которой он работал.

Как человек достигает этого? Благодаря функции убеждения, а не действительности. Изобретатель был просто убежден в том, что данные результаты были решением других проблем, таким образом они становились ресурсом, а не неудачей.

Я бы хотел немного подробней поговорить о неудаче. Различие между тем, воспринимается ли нечто как обратная связь или как неудача, приобретает особое значение в «кризисной» точке, упомянутой мною ранее ()

«Ожидание собственной действенности»), когда ожидания относительно некоторой способности и фактическая действенность человека максимально расходятся.

Обращение неудачи в обратную связь

Уверен, что многие из вас ранее ставили себе цели, которых не сумели добиться. И, даже думая о них сейчас, вы почти боитесь предпринимать что-либо еще. Зачем вновь подвергать себя риску потерпеть неудачу? Зачем вообще пробовать что-то из этого НЛП, коль скоро все равно ничего не выйдет? Даже для того, чтобы просто попытаться сделать что-либо, нужно быть открытым этому. Вы должны быть готовы. Но каким образом? Как стать открытым?

Приводимый далее практический пример показывает, как средства НЛП, такие как ключи доступа, репрезентативные системы и субмодальности, могут применяться в различных сочетаниях с целью воздействия на подобного рода ограничивающие убеждения.

Практическая демонстрация с Линдой

Р. Д.: Как вас зовут?

Л.: Линда.

Р. Д.: Линда, есть ли у вас какое-нибудь желание, которое вы не пытаетесь осуществить из-за каких-либо прошлых неудач?

Л.: О, да.

Р. Д.». Здесь и сейчас, что дает вам основания считать, что тогда вы потерпели неудачу? Какие у вас сохранились воспоминания об этом? Задумайтесь просто о том, что происходит, когда вы вновь начинаете переживать это.

Л.: Это происходит прямо сейчас, когда вы заговорили об этом. У меня вдруг заболело здесь (кладет ладонь на солнечное сплетение), и в голове все смешалось.

Р. Д:. Когда вы говорите, что у вас вдруг заболело, а в голове все смешалось, — это весьма важное заявление. Постарайтесь поглубже вдуматься в то, что все-таки имело место. (Линда опускает голову и глядит прямо перед собой.) Так, очень хорошо.

Р. Д:. (Обращаясь к аудитории): У меня есть к вам один вопрос. Какой это ключ доступа? Кинестетический? Где он конкретно обозначился? Справа внизу? Слева внизу? Он обозначился внизу и прямо посередине. Какой это ключ доступа?

(Вновь обращаясь к Линде): Позвольте мне задать вам несколько вопросов. Когда вы испытали это состояние, не привиделось ли вам что-нибудь?

Л:. Когда я испытала это состояние — нет, когда же я начала думать об этом — да.

Р. Д.: Слышались ли вам какие-нибудь голоса?

Л:. Нет… Хотя, возможно… да.

Р. Д:. Нет? Возможно? Да? Ну вот, теперь я вижу, почему вы так смущены! Я полагаю, что если вы тщательно все проанализируете, то обнаружите, что здесь присутствуют все репрезентативные системы. Но, по ее словам, когда она испытывает это состояние, в нем нет какой-либо доминирующей репрезентативной системы. Оно в основном кинестетическое. Мне это представляется весьма интересным. Это то, что в НЛП называется синестезией. Стратегия является последовательностью репрезентативных систем, в то время как в синестезии они все образуют единую группу и подпитывают друг Друга.

Р. Д.: Линда, какова ваша цель? Я не хочу, чтобы вы мне о ней рассказывали. Я хочу, чтобы вы просто о ней задумались. Есть ли у вас для нее зрительный образ? Слова? Ощущения?

Л:. У меня есть репрезентация. (Глядит вправо и вверх.)

Р. Д.: Позвольте мне предложить метафору. Как мы знаем из химии, атомы различных элементов образуют молекулы, и не приходится слишком утруждать себя размышлениями, чтобы увидеть, что часть происходящего с Линдой является одновременно кинестетическими, слуховыми и зрительными воспоминаниями, прямо здесь, внизу перед ней образующими сложное единство, которое и представляет собой молекулу неудачи. А парящим над этой молекулой вы наблюдаете сконструированный зрительный образ некоторой желаемой цели. (Обращаясь к аудитории): Теперь я спрошу вас: если она будет следовать этой линии поведения, что, по вашему мнению, должно одержать вверх? Молекула представляет собой прочное единство, она намного сильнее. Обратите внимание на мимико-физиологическую сторону, когда я прошу ее задуматься о своей цели.

Она сказала: «У меня есть репрезентация».

ОДНА репрезентация! В то время как опыт испытанной неудачи является синестезией многих репрезентаций, захватывающей ее (Линду) полностью. Здесь нам придется прибегнуть к ключам доступа, поскольку мне представляется, что каждая из этих репрезентаций в отдельности важна и хороша, но не в той степени, как все они вместе. Другими словами: «Зачем Господь создает ключи доступа?» Для того, чтобы отделить одно от другого; чтобы вы могли отличить испытываемые вами чувства (feelings) от картин, которые вы видите, и т. д. Но опыт неудачи, пережитый Линдой, не является ни слуховым, ни зрительным, ни кинестетическим, и взгляд ее направлен так, что не соответствует какому-либо стандартному для НЛП положению глаз. Ее взгляд был направлен прямо и вниз.

Она сказала, что у нее «все смешалось». Очевидно, что на сознательном уровне данное замешательство будет в большей степени кинестетическим и аудиальным, со значительным отсутствием ясности в силу того, что глаза опущены вниз. (Обращаясь к Линде): Итак, мы постараемся определить для каждой репрезентации соответствующие ей ключи доступа. Попрошу вас опять войти в это состояние, испытать все эти ощущения и направить свой взгляд вправо и вниз, а затем перейти к звукам и расположить их слева внизу. Итак, начинайте отсюда и уже можно попробовать испытывать это ощущение. Теперь я хотел бы, чтобы вы реально испытали это ощущение и направили взгляд вправо и вниз, как это и должно быть при таких ощущениях. Очень хорошо.

Далее, верните его вновь на середину и начните прислушиваться к словам и звукам, которые могут» вам слышаться. Удается вам что-нибудь услышать? Они могут слышаться вот отсюда. Направьте взгляд сюда, влево и вниз. Верните его на середину и постарайтесь разглядеть здесь какие-либо изображения, но опять же перенесите их налево от себя, где сможете их визуализировать. Занесите их в зрительную память. Теперь вновь вернитесь на место неудачи, и все, что будет вам представляться, расставьте по своим местам. Пусть испытываемые чувства (feelings) следуют направо, слова — налево, зрительные образы — налево и вверх. Так, хорошо. Давайте теперь обратимся к испытываемым вами чувствам, которые вы поместили внизу, справа от себя.

Когда вы обращаетесь к этим чувствам самим по себе, без каких-либо видимых картин, слов, звуков, — просто вы и чувства, — что при этом происходит? Как это ощущается?

Л.: Тогда чувства уже не играют такой роли.

Р. Д:. Заметьте, что когда испытываемое чувство — просто чувство, это не убеждение, это — чувство. Является ли оно неудачей? Как бы вы назвали его? Что оно собой представляет?

Л:. В какой-то мере оно просто меня раздражает.

Р. Д:. Хорошо, значит, оно просто раздражает. Тогда у меня есть вопрос как вы определяете, что оно вас раздражает?

Л:. Потому что я не испытываю чувства, что мне хорошо.

Р. Д:. Одно пояснение: Если у вас возникает нехорошее ощущение, как вы определяете, что оно «нехорошее»?

(Обращаясь к аудитории): То, что одни называют страхом, другие определяют как волнение. Однажды я проводил такое же занятие с женщиной, которая испытывала чувство, почему-то всегда называемое ею отчаянием. Затем она начала обращаться к нему чаще и постаралась рассмотреть пристальнее. Как выяснилось, то, чем оно в действительности являлось, можно охарактеризовать как состояние на грани открытия. По сути своей, это не было отчаянием: фактически это была готовность совершить большой скачок. Реакция на него была основана на том, каким образом она сопоставляла его с другими репрезентациями в молекуле.

Л:. Когда вы спросили меня, есть ли здесь какая-нибудь связь со страхом… Когда я испытываю сильный страх, у меня возникает то же самое впечатление.

Р. Д:. Поэтому я бы хотел, чтобы вы вернулись к этому чувству самому по себе и прежде всего выяснили, что оно вам сообщает. Если это всего лишь чувство, можете ли вы немного его сдвинуть? Если вы начали испытывать то же самое чувство и сдвинули его вверх или распространили немного вширь, останется ли оно тем же самым? Что будет происходить?

Л:. Оно становится легче.

Р. Д:. (Обращаясь к аудитории): Возникает еще один интересный момент. Если я отношусь к чувству всего лишь как чувству, тогда я могу заставить его работать на себя. Здесь уже не остается прежнего замешательства. Это именно то чувство, которое я могу использовать в своих интересах.

(Обращаясь к Линде): Что бы вы хотели получить от этого чувства?

Л:. Чтобы оно было волнением.

Р. Д.: Что вам для этого нужно сделать? Что могло бы произойти, если бы оно стало волнением? Стало бы оно легче? Сдвинулось бы дальше? Л.: Оно бы стало более динамичным.

Р. Д.: Как бы вы это сделали? Сместили бы вы его немного дальше? Можете ли вы его немного сдвинуть так, чтобы оно стало более динамичным?

Л.: (Молчит.)

Р. Д.: Хорошо, давайте это оставим на время.

(Обращаясь к аудитории): Вот что мы проделали: взяли чувство само по себе, подстроились к нему и начали его изменять. Это не «нехорошее» чувство — это просто чувство. Что оно вам сообщает? Что ему следует сделать, чтобы работать на вас больше?

(Обращаясь к Линде): Давайте в этом месте перейдем к словам. Присутствуют ли там какие-нибудь особенные слова? Много их или мало?

Л.: Это внутренний диалог.

Р. Д.: Это ваш голос? Никого больше, только вы?

Л.: Там есть и другие голоса, но прежде всего там мой голос.

Р. Д.: Что говорит этот голос?

Л.: Он критикует.

Р. Д.: Итак, просто слушайте этот голос. Никаких чувств, никаких видимых картин. Итак, вы слышите, что он критикует, но это всего лишь голос. Каковы намерения этого голоса?

Л.: Только как голоса? Ну, если это только голос, у него нет плохих намерений.

Р. Д.: Тогда зачем он говорит все это? По привычке? Что-то, чему вас учили ваши родители?

Л.: Вероятнее всего, по привычке.

Р. Д.: В таком случае каково может быть намерение этого голоса? С какой целью он был вызван? И если это просто привычка, то о ней вы ухе говорили ранее и она не имеет отношения к вашему внутреннему диалогу. Это относится к памяти.

(Обращаясь к аудитории): Это нечто другое: голоса ваших родителей не относятся к вашему внутреннему диалогу, они относятся к памяти. Давайте возьмем старую привычку и поместим ее там, где положение глаз соответствует аудиальной памяти, — слева по горизонтали, поскольку, по всей видимости, именно сюда она и относится.

(Обращаясь к Линде): Можете ли вы это сделать? Сдвинуть ее сюда вверх и слышать ее, направив взгляд вон туда, влево? Теперь, когда вы поместили эту привычку сюда, что происходит внизу в вашем внутреннем диалоге?

Л… Если голос здесь, я не могу его отключить.

Р. Д:. Что бы вы сказали себе сейчас, здесь внизу, в своем внутреннем диалоге? Какого рода голосом воспользовались?

Л:. Я бы могла выбирать из большого числа голосов.

Р. Д.: Теперь у нас появилась возможность выбора. Я опять отвлекусь на время, оставив все как есть. И вновь мы подстраиваемся, подтверждаем и изменяем голос. Рассмотрим эти воспоминания поближе. Они являются всего лишь зрительными образами воспоминаний. На самом деле люди часто создают эти синестезии неудач, чтобы узнать «действительность». Им хочется помнить «правду», но если я возьму все свои некрасивые картины, скверные голоса, нехорошие ощущения и слеплю все это вместе, будет ли это действительностью? Будет ли это правдой? Я имею в виду следующее: если вы взглянете на видимые там картины, они не будут единственными в вашей жизни. Они не будут даже единственными воспоминаниями, имеющими отношение к вашему результату или цели. Если вы рассматриваете все эти воспоминания только относительно самих себя, то чаще всего в этом взаимоотношении будет читаться: «НЕУДАЧА»; если же вы взглянете на эти воспоминания, соотнося их со своими целями, то, возможно, начнете осознавать, что на самом деле и в этих картинах присутствует некоторый элемент успеха. Если же вы постараетесь взглянуть на эти картины соотносительно с другими успехами, бывшими в вашей жизни, то в них уже не будет читаться: «НЕУДАЧА». Они даже могут стать совершенно иными, чем ранее. Они — ваша наука.

(Обращаясь к Линде): Я хотел бы предложить вам некоторое время поочередно переходить от этих воспоминаний к репрезентации вашей цели и обратно. Смотря направо, вы могли бы визуализировать свою цель, — чтобы ясно видеть, чего хотите. Сделайте более ясной картину цели, а затем поочередно переходите от этих воспоминаний, находящихся слева от вас, к находящейся справа от вас цели и обратно. Определите, что вам удается узнать из этих картин. Например: Действительно ли эти воспоминания отвращают и уводят от данной цели? Или же они действительно ведут непосредственно к ней? Они вполне могут служить проводником к данной цели.

(Обращаясь к аудитории): Пока она занята всем этим, я хотел бы еще раз подчеркнуть: если я рассматриваю свои ошибки относительно друг друга, то они выглядят как неудача. Если же я рассматриваю свои ошибки относительно своей цели или других своих успехов, то они будут «ОБРАТНОЙ СВЯЗЬЮ». И это самое любопытное в том, что касается убеждений: убеждения бывают о взаимоотношениях и смысле чего-либо. Все эти воспоминания — не более чем воспоминания. Они суть содержание. То, что вы узнаете из них, основывается на том, как вы их сравниваете и что в них ищете.

Мой следующий вопрос: Наблюдаете ли вы какое-либо взаимоотношение между всем этим?

Л.: В некотором смысле — да, потому что вон оттуда (указывает налево) я забрала все испытываемые чувства и перенесла то, что представлялось интересным в успехах, вон туда (указывает направо), но теперь уже и цель несколько изменилась.

Р. Д.: Обратите внимание, что обратная связь даже внесла коррективы в цель. И эта цель представляет для вас ту же ценность?

Л.: Эта цель для меня еще ценнее.

Р. Д… То, что вы говорите, можно выразить таким образом: вместо того, чтобы лелеять подобного рода мечту, где-то здесь витающую надежду, вы опираетесь на то, что узнали из своих воспоминаний, и благодаря этому фактически превращаете данную цель в нечто иное, отличное от того, что вы преследовали изначально, когда потерпели эти так называемые «неудачи».

Л.: В основном цель остается прежней, но из видимых картин я взяла только положительное в своей жизни, а отрицательное стерла.

Р. Д.: Для этого существует еще одна хорошая стратегия: эти воспоминания в буквальном смысле высвечивают ресурсные зоны, поэтому когда вы оглядываетесь на свои прошлые опыты, то они выделяются весьма отчетливо, в то время как все остальное на этом фоне как бы теряется. Содержание здесь остается тем же самым, вы ничего не пытаетесь игнорировать или избегать — это скорее то, чему вы стараетесь уделять внимание исходя из нужного вам результата. И то и другое содержание одинаково реальны.

Вопрос заключается в том, что вас больше устроит: что чаша «наполовину пуста» или «полна наполовину»? В воспоминаниях, которые были отправлены в мусорный ящик как неприятные, мы очень скоро обнаружим, что они тоже заключают в себе настоящие жемчужины. Почему же они оказались здесь, в этом мусорном ящике для «неудач»? Сейчас вы сможете использовать их как ресурс. Вы можете найти в них драгоценные камни, переливающиеся своими гранями в недрах вашей биографии.

Ну, а теперь последний шаг. Ощущения предыдущей неудачи находятся вот здесь, внизу справа, а выбор голосов — внизу слева. У вас имеются воспоминания о том, что вы обычно говорили, которые вы можете либо усилить, либо приглушить.

Есть еще кое-что интересное, что вы могли бы проделать с этими воспоминаниями, если это критические голоса, которые вещают что-то вроде: «Ты не сможешь этого сделать» (отрицательный тон). Вы можете даже сохранить то же самое содержание, но изменить мета сообщение, которое передается тоном голоса: «Ты не сможешь этого сделать?» (сомнение). Вербальное сообщение осталось тем же самым, но основную роль здесь играет мета сообщение. Вы можете сохранить абсолютно то же самое вербальное содержание, но изменить тон голоса на вопросительный или насмешливый, можете придать этому сообщению значение вызова, и тогда мета сообщение будет: «Ты и вправду уверена, что не сможешь этого сделать, что ты на это не способна? Изменение тона позволяет изменить значение и превратить его в вызов. Хотя слова здесь используются те же самые, но за счет изменения субмодальностей тона эффект их будет совершенно иным. Необходимо помнить, что, изменяя субмодальности для сдвига мета сообщения, вы можете изменить значение того же самого содержания, как вам захочется. А сейчас давайте вновь соединим все эти элементы и образуем из них новую молекулу. Итак, мы проделали следующее: эти визуальные воспоминания расположили вот здесь, слева вверху; аудиальные отправились в середину; кинестетическая точка расположилась вот здесь, справа внизу. Возможно, что для большей поддержки вам захочется примешать сюда еще что-нибудь новое аудиальное из позиции аудиального сконструированного, вправо по горизонтали. Другими словами, если вы возьмете имеющуюся у вас цель, сможете ли вы слышать, как будет меняться звучание вашего голоса по мере приближения к ней? Откуда бы вы стали говорить? Какого рода отклик это бы вызвало? Все это нужно поместить непосредственно вверху справа. А теперь нам предстоит вновь соединить все эти репрезентативные системы, но уже так, чтобы они поддерживали друг друга при продвижении к цели. Чувства поддерживают и эти слова, и эти картины, и эти воспоминания; эти воспоминания, в свою очередь, поддерживают и эти цели, и эти слова, и эти чувства. Образуйте синестезию, в которой вместо взаимного подавления происходит взаимное усиление: чем больше у вас будет зрительных образов, тем сильнее станет испытываемое чувство и громче голос поддержки, а чем полнее голос, тем ярче воспоминания. Теперь мы имеем нечто, больше напоминающее генетическую структуру, своего рода двойную спираль, которая сама себя поддерживает и самовоспроизводится в системе, где царит гармония и красота вместо беспорядка и хаоса смятенных чувств. Весьма важным является здесь то, что в данном содержании нам ничего не нужно игнорировать или отбрасывать — ни одного изначально имевшегося там компонента. Все происходит благодаря реструктуризации гармоничности системы.

Все это можно проделать без особых затруднений, воспользовавшись методом, построенным на стратегии НЛП. Нам необходимо будет установить соответствие с положительным эталонным опытом. Основной процесс заключается в нахождении эталонного опыта с каким-либо другим содержанием, подходящим для того типа ресурсной структуры, которую мы хотим образовать.

Р. Д.: (Обращаясь к Линде): Не могли бы вы задуматься о чем-нибудь еще, что вы непременно собираетесь сделать в будущем, но к чему еще не приступали? Это может быть какая угодно проблема, но вы должны быть при этом уверены, что обязательно с нею справитесь.

(Линда смотрит прямо перед собой, устремив взгляд слегка вверх.)

(Обращаясь к аудитории): И опять обратите внимание на направление ее взгляда. Этот ключ доступа отсутствует среди тех, которые мы обычно изучаем. Он не отвечает ни визуальному воспоминанию вверху слева, ни зрительному сконструированному вверху справа, ни аудиальному прямо посередине. Он направлен прямо вперед и вверх под углом 15-20¦.

(Обращаясь к Линде): Возникают ли у вас какие-нибудь ощущения, картины и звуки?

Л… Да, конечно.

Р. Д.: Это ключ доступа к еще одной синестезии. Теперь мы можем взять визуальные образы, звуки и чувства, ассоциировавшиеся ранее с неудачей, и организовать их в уже существующую структуру ресурсной синестезии. Прежде всего займемся визуальной частью. Необходимо привести данные образы в соответствие со структурой, дающей ей основания полагать, что она что-то может. Возьмите образ своей цели и разместите его вот здесь, прямо перед собой и немного вверху. Проследите при этом за тем, чтобы и расстояние, и яркость, и размер, и качество движения, и красочность, и глубина, и четкость изображения были теми же, что и у ресурсного опыта. Куда направляются воспоминания в вашем положительном эталонном опыте? Оказываются ли они у вас за спиной или остаются тут же, вверху слева?

Л.: Скорее всего, они сзади.

Р. Д:. Перегруппируйте эти воспоминания, ассоциировавшиеся ранее с неудачей так, чтобы они оказались сзади вас и могли таким образом обеспечить поддержку будущей цели. Ну, а что касается звуков, голоса? В эталонном опыте, о котором вы уже знаете, что он вами выполним, что вам там слышится? Где? Каким образом?

Л.: Он мне слышится изнутри, но голос не тот же самый. Голос соглашается с действиями.

Р. Д:. Можете вы ли взять голоса, которые мы поместили слева внизу, и перенести их внутрь? Могут ли они поддержать вас в продвижении к цели? Вы сказали, что не были даже уверены, что потребуется какой-либо голос. А что можно сказать о старом голосе? Где он расположен, какого рода качеством может обладать?

Л:. Старый голос находится сверху, и я не могу заставить его замолчать.

Р. Д:. Ну, а что можно сказать о звуках результата в положительном эталонном примере? Ассоциируются ли с ним звуки? Где они возникают: внутри, спереди, сзади?

Л:. Это другие голоса, особенно один голос. Он звучит чисто. Все спокойно. Внутренние голоса поддерживают действие.

Р.Д:. Последний шаг: испытываемые чувства. Помните ли вы те ощущения раздраженности? Привнесите их в новую синестезию и определите, что с ними происходит. Преобразуются ли они, делаются ли легче? Как они согласуются с целью? Эти чувства вам очень скоро потребуются.

Л:. Я говорила вам о страхе, о чувстве страха. Оно по-прежнему где-то существует, но теперь оно поддерживает.

Р. Д.: Это очень интересное свойство страха: он может быть скрытой мотивацией. Часто люди говорят, что от страха у них «мурашки по телу бегают». Вопрос заключается не в том, как избавиться от «мурашек», а в том, как научить их бегать «как нужно». Тогда они будут подсказывать, что существует нечто важное, и послужат мотивацией. А теперь мой последний вопрос: верите ли вы сейчас, что сможете добиться этой цели?

Л.: Возможно.

Р. Д.: Возможно? Возможно — это недостаточно хорошо. Давайте проведем своего рода тонкую настройку. В чем разница между той, другой целью, в достижении которой вы уверены, и данной целью, которую, возможно, сумеете достичь?

Л:. Ну, скажем, насчет этой я не уверена, а насчет той у меня нет сомнений. (Линда вновь смотрит вниз, как это было в начальном положении, отвечающем первому убеждению).

Р. Д.: Не опускайте глаза. Перенесите эту цель вверх. Сейчас она переходит сюда. Там, внизу, ее больше нет. Поднимите глаза сюда и поместите ее здесь, всю без остатка. Л:. Я стараюсь поместить ее там вверху, но я не совсем уверена, что она действительно там.

Р. Д:. Ну вот! А как вы определите, что она действительно там? Когда я спрашиваю вас, можете ли вы сейчас добиться этой новой цели, насколько это отличается от вашего ресурсного эталонного опыта?

Л.: Ресурс связан с положительным опытом в прошлом. Р. Д:. А этот не связан? С каким положительным опытом вам необходимо его связать? (Обращаясь к аудитории): Между прочим, она сообщает вам нечто очень важное: как формируется убеждение. После того, как это убеждение представлено достаточно ясно и сенсорно очевидно, соединяем его с другим, положительным опытом.

(Обращаясь к Линде): Можете вы это сделать?

Л:. Да, могу.

Р. Д:. Вы уверены?

Л:. Да. Я могу соединить ее с тем положительным, что у меня получалось раньше, — с проектом.

Р. Д:. Это является важной составляющей того, как люди строят убеждения: теперь она укрупнила свою молекулу.

(Обращаясь к Линде): Ну, а теперь вы уверены, что сможете достичь своей цели?

Л.: Да, конечно! Никаких проблем. Р. Д.: Я вам верю. А сейчас, поскольку наступает обеденный перерыв, я хочу оставить все это в качестве пищи для размышлений и после того, как вы переварите все, что мы сейчас делали, возможно, обнаружите еще что-нибудь, с чем вы могли бы связать эту цель. И дайте возможность вашему подсознанию удивить и порадовать вас тем, какое множество связей вы могли бы образовывать, стоит вам лишь только начать. Спасибо.

Упражнение

Первое, что необходимо помнить: убеждение почти неизбежно будет сопровождаться каким-либо сочетанием или синестезией чувств (synesthesia of senses). Оно будет образовывать сочетание различных репрезентативных систем.

Нашей целью является: а) выяснить, что собой представляла данная молекула чувств (molecule of senses); б) определить место каждой из этих составляющих, после чего в) реорганизовать их в новое взаимоотношение.

Этап первый

Каждый отдельный этап данного процесса включает прежде всего выяснение отношения к данной проблеме или убеждению. Это, как правило, имеет место в период «кризиса», когда ваши ожидания и их претворение в жизнь больше всего расходятся друг с другом.

Например, есть что-то, что вы хотите сделать, но постоянно воздерживаетесь от этого в силу какой-либо прошлой неудачи или неприятности. Проникнитесь этим убеждением, ощутите его физиологию и положение глаз, ассоциируемые с ним. Это может быть что-то, что вы хотели бы попробовать, но есть ощущение, что просто не можете, или хотели бы сделать, но боитесь неудачи или неприятных последствий.

После того как вы выясните, каково положение глаз, где находится данное убеждение и где появляется ограничивающее убеждение, то, возможно, обнаружите, что данная позиция включает в себя весь набор сенсорных репрезентаций, который вам предстоит увидеть и услышать одновременно. И, как в случае с Линдой, во всем этом, вероятно, будет царить полный беспорядок.

Этап второй

Этап второй будет заключаться в разделении данных синестезий с помещением каждой из входящих в них чувственных репрезентаций в позицию, соответствующую положению глаз, служащему в НЛП ключом доступа — таким образом, зрительная память будет помещаться слева вверху, внутренний монолог — внизу слева, а испытываемые чувства — внизу справа. Также могут присутствовать сконструированные образы, которые можно поместить справа вверху, чтобы далее определить их туда, где им следует находиться.

После этого вы обращаетесь к каждой из этих репрезентаций в отдельности. Какова цель данного чувства? Как я узнаю, что оно отрицательное? Может быть, это не так? Таким образом, я признаю все эти репрезентации, подстраиваюсь к ним, а затем немного веду. Поскольку испытываемое мною всего лишь чувство, я могу слегка изменить его. То же самое будет относиться и с внутреннему голосу. Каково его намерение? Как изменить его, чтобы он полнее отвечал данному намерению?

Здесь мне следует указать еще на один момент. Если у кого-нибудь разделение синестезий вызывает затруднение — например, если человек не может отделить видимые картины от испытываемых чувств, — то в таком случае можно использовать субмодальности.

Пусть этот человек поместит свои картины в рамку, отодвинет ее подальше, а затем сдвинет влево и вверх. Если речь идет о том, что голос и испытываемые чувства не разделяются, сделайте так, чтобы голос превратился в шепот, а затем переместите его. Этот этап потребует определенного творчества. Все будет зависеть только от вас. Что-либо предсказать здесь невозможно. Все будет определяться вашей способностью пользоваться обратной связью.

Помните также, что, работая с человеком, лучше подойти к нему близко. И если данная молекула, данное убеждение будет присутствовать непосредственно здесь, дайте ему возможность стать настоящим и конкретным. Протяните руку, схватите все эти составляющие и разделите их. Буквально взяв человека за руку, ведите его, пусть он сам переместит видимые картины, подталкивая их вверх. Ваши действия и физическое вмешательство позволят произвести это разделение с большей легкостью.

Этап третий

После того как вы вошли в контакт с каждой частью, следует обратиться к зрительным воспоминаниям и выяснить, есть ли что-нибудь новое, ему можно научиться?

И помните, что это означает видение данных воспоминаний во взаимоотношении с другими воспоминаниями об успехах и во взаимоотношении с результатом, целью.

Приведу один пример. Есть некий прошлый опыт; рассмотренный сам по себе, он будет значить что-то одно, но если рассматривать его в отношении к моему результату, я узнаю из него нечто совсем иное. Информация содержится не в самой картине, а в том отношении, какое существует между данной картиной и тем, куда я хочу пойти. Идея в том, чтобы начать видеть: данные опыты не являются неудачами, а являются обратной связью.

Я могу выбрать те составляющие, которые оказались успешными, сконцентрироваться на них и с их помощью добиться того, что ищу.

Этап четвертый

На данный момент я хочу быть в состоянии увидеть какую-либо связь с целью и, возможно, внести в нее некоторые поправки, что-то к ней добавить, что-то немного изменить на основе того, что мне стало известно из этих воспоминаний.

У меня есть цель, поставленная, может быть, довольно давно. Она может слегка меняться. Она может быть улучшена на основе того, что я узнал. Возможно, намеченное три года назад потребует сейчас некоторой корректировки. Сейчас я знаю больше, чему-то сумел научиться. Теперь цель становится богаче и более соответствует тому, кто я есть.

Многие люди по-прежнему остаются верны своим детским фантазиям, которые пытаются осуществить и которые уже нереальны на данный момент. Поэтому им следует несколько повзрослеть, стать более реалистичными в контексте того, чему они сумели научиться из собственного жизненного опыта.

Итак, возвращаемся к первой части данного упражнения: мы размещаем все составные части ограничивающей синестезии по соответствующим им позициям доступа, исследуем каждую в отдельности — каково ее намерение — и некоторое время изменяем ее.

Испытываемое неприятное чувство перестанет быть таким, если его слегка изменить. Возможно, оно станет менее тягостным или более волнующим, что позволит ему в большей степени соответствовать своим намерениям. Если, например, это голос, то не изменить ли его тон или не удалить ли на большее расстояние?

Таким образом, мы организуем различные части синестезии, распределяя их по периферии, затем начинаем обучаться на основе прошлого опыта, и вследствие этого вместо неудачи они становятся обратной связью. Итак, полдела сделано.

Рейтинг темы
Рейтинг статьи
Просмотров: 3398
Подписка на новости портала

Интересное по теме

Комментарии